Серебряная и золотая

Не бесконечно же должна была продолжаться эта серебряная осень, в конце концов! Природе легче — серебро инея и туманов вот-вот сменит золото листвы, в наших же с вами делах этот переход совсем не предопределен, никаких закономерностей здесь нет и не может быть. И парижский теннисный финал запросто мог бы продолжить два недавних — мужской волейбольный в Риме и женский баскетбольный в Анкаре. Все так же, на тоненького, на чуть-чуть, на шажок, на один удар или бросок… Так, да не так.

После Рима и Анкары ничего не написалось. Умом понимаешь, что европейское серебро — результат замечательный и более чем достойный, пройденного пути со всеми его перипетиями и помимо финала за глаза хватает для самой высокой оценки. Вот только финал не может быть «помимо», потому что он всегда особняком в своем отрицании пройденного, что бы там, позади, ни было. Противоречие изначальное и неискоренимое — с учетом уже обретенной надежды и остроты ощущений, сопровождающих действо с непредсказуемым исходом. И чем ближе победа, тем горше бывает разочарование, когда она буквально упархивает из рук. Слова «все равно молодцы» не утешают, а внятных ответов, почему так случилось, нет. Потому что с холодным сердцем разобрать происшедшее в таких концовках, как в Риме и Анкаре, не получается даже у специалистов. Не говоря уже о нас, грешных…

Воскресенье не считалось бы потерянным и в случае иного исхода, чем тот, которому мы стали свидетелями. Опять же Париж, мы отнюдь не фавориты, общий рейтинг не в счет, червь сомнения гложет, а могучие француженки улыбаются, даже когда по ходу уступают. Так что «все равно молодцы» и «не каждый же год» в качестве утешения можно было произнести не один раз. Но в том-то и прелесть парижского финала, что не срабатывало ни «все, выиграли», ни (самое главное) «все, проиграли». Как первое, так и второе величиной безусловной не являлось — каждый раз находилось опровержение, заставлявшее в зависимости от ситуации соответственно и реагировать. До самого последнего сета в парной встрече, когда качельный разброс достиг своего пика, на эмоции сил почти не оставалось и исход решало нечто, не поддающееся анализу. Никто бы слова худого не сказал, если бы Дементьева и Сафина уступили (первая и так сделала невозможное, вторая слишком юна, чтобы предъявлять какие-то претензии, да еще в такой момент). Но они победили.

Срежиссировать подобные финалы невозможно. Он не первый такой остро-счастливый в нашей непродолжительной новейшей теннисной истории, но от этого ценности не теряет. Боюсь навлечь гнев теннисных знатоков, но для меня командные победы россиянок значат больше, чем их индивидуальные титулы. Не исключая самых высоких.

Потому что в успехе сборной всегда больше общего. Того, чего нам всем остро не хватает. Так что осень позолотили очень вовремя.