Как входят в историю

У Павла Буре лицо мальчика с рождественской открытки. Только мальчик новогодний подарок получает, а Буре — наоборот. На исходе предпраздничной недели презент в виде состава олимпийской сборной он преподнес всем российским болельщикам. Упаковку презентовали всем миром. За содержание отвечать главному тренеру Владимиру Крикунову.
Вот так без лишнего шума свершилась революция в отечественном хоккее. Впервые в его истории состав олимпийской сборной представлял генеральный менеджер, а не главный тренер. О последствиях можно только догадываться, а в какую войдем с этим списком историю, станет ясно в конце февраля, если доживем до финала. Или раньше, если не доживем.

Привычка все делать в самый последний момент и участие Александра Стеблина в так называемых перевыборах президента Олимпийского комитета России обеспечили мероприятию повышенный интерес мировой хоккейной общественности: русские выжидают — значит, надо ждать сенсаций. Их не было. Сути действа отвечала фраза из пресс-релиза (стилистика сохраняется): »…утвержденный состав российской дружины является сплавом опыта, молодости и мастерства, в котором представлены игроки, являющиеся лидерами в клубах НХЛ, а также лучшие хоккеисты отечественного чемпионата». Лучших набралось аж четыре.

Обкатанные формулировки Павла Буре никого не обманывали. Да, Крикунов в основном отстоял линию нападения, с которой он работал весной на ЧМ-2005. Однако в линии защиты картина совершенно другая — из «ветеранов Вены» в олимпийский состав попал только Андрей Марков. И три «новых» голкипера, каждый из которых представляет собой непредсказуемую фигуру. Из чего ясно, что головной болью тренерского штаба будет игра в обороне.

Спорные кандидатуры (числом как минимум пять) не обсуждались. Игровая концепция не обсуждалась. Проблемные позиции не обсуждались.
— А что теперь обсуждать? — Борис Петрович Михайлов тоже сора из избы не выносил. — Состав объявлен, надо готовиться.

То, что при обсуждении кандидатур не в ладушки играли, понять можно было «на косвенных». От Михайлова — что оставленный в резерве Соколов, возможно, все же войдет в окончательную заявку. От Стеблина — что слово Буре, по крайней мере, один раз точно было последним и решающим (уж не по Соколову ли?). Генеральный менеджер ни одной тайны не выдал. Значит, было что скрывать.

Выдвинув Павла Буре на первый план за два месяца до подачи заявки (что уже исключало возможность полноценного исполнения новоиспеченным генеральным своих обязанностей), Александр Яковлевич Стеблин постарался убедить всех (и знаменитого хоккеиста в том числе), что с ролью тот справится. Не убедил.

Цена дебюта слишком высока. По крайней мере, одна мина заложена — с третьей частью звездного состава главный тренер «знакомиться» будет в день старта олимпийского турнира.

Вот такого в отечественной истории точно еще не бывало.