Коля-второгодник

Вот и появился наконец у России свой символ, с одной стороны, полностью соответствующий представлениям о стране, с другой — полностью их опровергающий. Николай Валуев — это как раз то, что надо. Добродушен, но страшен. Ужасен, но велик. Европа уже содрогнулась, теперь настал черед Америки услышать железную поступь и узреть неотвратимое. Непонятно, почему карикатурный миллиардер от бокса Дон Кинг не пискнул «я сам его боюсь». Но еще пискнет.

Ничего подобного не происходило, когда Валуев всей тяжестью своего могучего тела зарабатывал чемпионский пояс. Тяжел, неповоротлив, монотонен, предсказуем, все достоинства написаны на лице, на ринг попал исключительно из-за немыслимых габаритов, чем и запомнился. Джон Руис в не таком уж давнем декабрьском бою отнюдь не был обречен, но оказался слишком уж ординарен и ничего особого «однорукому гиганту» противопоставить не смог.

Первое для России чемпионство в тяжелом весе среди профессионалов приставки «супер» не содержало, даже на родине никто не попытался назвать Валуева великим боксером, не говоря уже об уничижительных оценках заграничных комментаторов. Качественный уровень новоявленного чемпиона отнюдь не соответствовал масштабу события. Нечто подобное ожидали увидеть и теперь в Ганновере, где Николай Валуев впервые защищал свой титул: не проиграет Оуэну Беку, но и не выиграет — просто задавит массой.

Но Валуев даже не успел «включить» массу — он выиграл, прежде всего, как боксер, а не как «большое русское чудовище». Чем, кажется, удивил всех — и доброжелателей, и критиков. Оказалось, что технический и тактический арсенал Валуева не так уж и скуден, что он может быть интересен и разнообразен, это в самом деле походило на чудесное преображение и весьма явно корректировало сложившийся устрашающий стереотип.

За Бека в самом деле было страшно, особенно на замедленном повторе, когда перчатка Валуева проходила сквозь перчатки претендента с какой-то нечеловеческой легкостью и силой механического рычага. Может быть, уровень Оуэна Бека и не дает возможности делать далеко идущие выводы о возможностях Николая Валуева, но главное чемпион уже сделал — он убедил в их наличии.

Теперь Америка своего не упустит и выкачает из раскрутки Валуева по максимуму. «Из вышибал в чемпионы» — сюжет вполне голливудский (в жизни чаще бывает наоборот), но делать положительного героя из «русского монстра» вряд ли у кого поднимется рука. Слишком знакомый и устоявшийся образ, нашедший в лице «второгодника» Николая Валуева практически идеальное воплощение. Есть кем пугать в ожидании подходящего ниспровергателя.

За второгодника очень большого мальчика Колю Валуева ошибочно приняли в школе. А сейчас он просто остался чемпионом на второй год. Это совсем другое дело.