Испортил песню

Колонка Владимира Мозгового

Конечно, Зинедин Зидан войдет в историю футбола не этим злополучным «ударом уголовника», но законы жанра не позволено нарушать никому, даже великим. Высокая мелодрама не может содержать элементы третьесортного боевика. Зритель все простит, кроме резкого понижения планки и плевка в душу, потому что нет ничего хуже, когда «железом по стеклу».

Чемпионат мира французская сборная проходила именно по канонам высокой мелодрамы. Не Раймон Доменек был ее вдохновителем — Зидан, и только Зидан. Насколько Зизу был жалок в групповом турнире, на котором могла завершиться его карьера, настолько же велик в плей-офф. Возможность уйти красиво подарила ему команда — матч с Того для Франции стал не итогом, а только началом. Зидан оценил сделанное и вернул сторицей.

После пропущенного матча он сочинял потрясающе красивую историю, которая захватывала зрительское воображение и приподнимала аудиторию. Сочувствие к списанному герою сменялось искренним восхищением, достигшим своего пика в противостоянии с Бразилией. Преображение обрело законченный вид, чемпионат — идеального героя, оставалось нанести последний штрих, чтобы завершить сюжет. Зидану не требовались для этого каких-то сверхусилий — ему просто нужно было оставаться самим собой.

Плохо, что под очарование этой истории попал человек с внешностью учителя географии из провинциального поселка. Раймон Доменек искренне и безоглядно уверовал в то, что теперь Зизу все довершит сам, он уже видел Зидана с Кубком мира в руках и плачущий стадион — прощание великого не могло не закончиться всеобщим катарсисом. Он отдал творцу его права, но нагрузка оказалась для великого непосильной.

Могла и не оказаться, потому что ведомая Зиданом Франция ровно один час была лучшей командой нового столетия. Как ни пластались в обороне потрясающе упругие итальянцы, они должны были уступить. Все к тому шло, и «Золотой мяч» почти позолотил скульптурной лепки голову творца этого действа — разящий удар Зидана под перекладину назвали бы «последним поклоном волшебника». Это была бы точка, последний росчерк, идеальный финал, с которым смирились бы даже поклонники итальянской сборной.

Сбой в сюжете произошел именно в тот момент, когда Буффон вытащил неберущийся мяч. Футбольный бог отвернулся, лицо Зидана исказила гримаса, он больше не владел ситуацией — он исчерпался. Он еще мог красиво уйти, держась за правое плечо после жесткого стыка, — что было бы очень грустно, но оставалось бы в границах жанра.

Но Зидан сделал то, что сделал. Возможно, провокация присутствовала. Но Зидан ответил так, как не должен был отвечать ни при каких обстоятельствах: коротко, жестко, страшно. Метил в Матерацци, а попал в нас.

Конечно, великий. Но какую песню испортил…