Короли без короны

Колонка Владимира Мозгового

У так называемого объединительного матча за шахматную корону было все, чтобы стать событием года, включая и околоспортивную составляющую, и сумасшедшую развязку с торжеством справедливости. Тем не менее ощущение некой недосказанности осталось.

Дело даже не в том, что неуемный менеджер Веселина Топалова Сильвио Данаилов практически сразу после окончания матча потребовал реванша (шансы на осуществление идеи в ближайшее время, признаться, невелики). И не в самом Владимире Крамнике, который более чем достойно вышел из труднейшей ситуации и заслуженно получил титул абсолютного чемпиона. По всем формальным признакам россиянин — король шахматного мира и вправе диктовать условия. Но за пределами игрового зала его полномочия заканчиваются. Да и в самом зале титул чемпиона мира ни от чего защитить не может. Слишком долго дискредитировали звание, чтобы вот так сразу вернуть ему прежнюю высоту. А может, вернуть и не удастся.

Время сейчас не для королей. И не только в шахматах. С королями нынче везде худо. Один за другим сходят с арены харизматические личности, которые были способны на протяжении многих лет не просто выступать на высочайшем уровне и удерживать на себе внимание, но и влиять на развитие спортивного мира. Тенденция наметилась на исходе прошлого столетия: баскетбол так и не нашел замены Майклу Джордану, хоккей — Уэйну Гретцки, бокс — Майку Тайсону (при всей вызывающей аморальности последнего). Ряд этот можно продолжать долго, и тенденция только углубляется.

Свято место пусто не бывает, но с заменами проблема. Нынче в спорте все быстрее и жестче. Едва успевают короновать нового лидера, как его сметает следующая волна. Конкуренция год от года усиливается, а критерии размываются: и самим новоявленным лидерам все труднее оставаться на высоте, и общество не готово терпеливо поддерживать имидж нового кумира, даже если он того заслуживает. Не говоря уже о нередких случаях, когда короля выбирают как первого среди равных или, того хуже, назначают.

Можно по-разному относиться к Михаэлю Шумахеру, но последствия его ухода «Формула-1» будет испытывать еще долго. Теннисный мир очень тяжело пережил расставание с Андре Агасси (и это при наличии Роже Федерера — безусловного и практически безукоризненного короля, тут теннис является счастливым исключением), футбол никак не оправится после потери Зинедина Зидана, в боксе после долгих лет безвластия готовы возвести на абсолютный трон Николая Валуева, но не факт, что это получится, — слишком много факторов должно сойтись.

Вот и в шахматах после ухода «раскоронованного» мятежника Гарри Каспарова объединительный матч был призван дать миру абсолютного короля, всех помирить и вернуть великой игре порядок и гармонию.

Абсолютный чемпион теперь есть. Но больше ничего не вернулось.