Бес паники

Константин Новиков о том, почему не стоит обращать внимание на законодательные инициативы российского парламента

Как известно, в нашем парламенте две палаты — верхняя и нижняя. Переходя на бытовую стилистику, их можно назвать палатой травоядных и палатой пресмыкающихся. Ни малейшего намерения кого-то оскорбить нет; это, если хотите, просто попытка определить тотемы двух домов.

Почему Совет Федерации — палата травоядных, объяснять, думаю, не надо, достаточно посмотреть на список сенаторов. Нет, они все, конечно, постоянно чем-то заняты. Информация о деятельности сенаторов приходит с такой частотой, что усталый почтовый ящик периодически принимает победоносные рапорты за спам и перенаправляет по назначению. Суть этой работы — честный, нутряной отклик на призыв «Паситесь, мирные народы!». Вот они и пасутся. Еще в апреле 2009 года единоросс Сергей Марков (в то время — депутат) охарактеризовал палату травоядных как сборище политических пенсионеров и ленивых лоббистов. С тех пор, конечно, многое изменилось: в Совфед пришел новый председатель, появилось собственное телевидение. Да, еще сделали ремонт и закрыли курилку. Теперь там светло, красиво, чисто, по большим православным праздникам расстилают ковры и нарядные тетечки запрещают журналистам по ним ходить. В остальном там все как при дедушке.

Палата пресмыкающихся в отличие от сената ощутимо меняется, хотя насчет вектора изменений единой точки зрения нет. К этому классу животного мира она относится в силу других причин. Вспомним принятие пресловутого «антисиротского» закона: тогда нашлись смельчаки, которые проголосовали «против», и общественность долго и увлеченно им аплодировала. Кончили аплодировать. И через несколько дней в канцелярию пошли письменные заявления о коррекции своего голоса с «против» на «за». Нашлись журналисты, которые об этом написали, но волна сошла и тема почему-то никого особо не заинтересовала. А жаль.

Можно вспомнить еще один эпизод, подтверждающий пресмыкающийся статус палаты, — с переходом России в вечное лето. Накануне рассмотрения этого закона консервативный клуб «Единой России» собрал мощный, авторитетный пул специалистов — медиков, биологов и прочих профильных спецов, которые в один голос сказали: если передвигать время, то только в сторону зимы. Лучше всего не на час, а на два. Депутаты выслушали экспертов, пообещали соответствовать, внести и выполнить и через неделю единогласно проголосовали строго наоборот.

И именно в этом ключе, мне кажется, не надо бояться человека с мандатом. Похоже, в последнее время депутатам просто запретили выступать с минимально вменяемыми инициативами, если они не продиктованы сверху. Что остается народному избраннику? Работать на собственную известность, заявляя законопроекты, которые заведомо не будут приняты (первыми эту моду завели коммунисты, которые долго и периодично вносили законопроект о национализации), либо принимая дублирующие законы.

К этой категории относится и скандальная инициатива депутата Журавлева. По сути, ее смысл сводится к тому, что детям нелегальных мигрантов будет отказано в приеме в детские сады и школы. В отличие от менее душеспасительных инициатив (вроде переименования океанов или запрета иностранных слов) этот документ даже мягко шлепнулся в думскую базу данных, подняв тучу брызг. Космополиты и националисты сошлись в страшной битве, залив интернет гигабайтами восьмибитной крови, но почти никто не упомянул о тонкой детали: вообще-то нелегальный иммигрант никак не может устроить ребенка ни в детсад, ни в школу. Просто потому, что он находится на территории страны нелегально.

Это, кстати, очень удобный алгоритм, на основе которого придумывать законопроекты может человек, в принципе не обремененный интеллектом. Например, новые статьи в УК РФ — наказание за переход улицы в неположенном месте после совершения убийства или превышение допустимой скорости на 60 км/ч при управлении угнанной машиной. Простор для фантазии не ограничен.

И что интересно, бурление волн в ответ на подобные инициативы начинается сразу на очень высоком, истерическом градусе. Гражданское негодование плавно переходит в панику и итоговый триумфальный вопль, полный тайного внутреннего облегчения: «Валить отсюда надо». В этом все: и сублимация политической борьбы, на которую человек не способен, и обострение врожденной болезни поколения под названием инфантилизм, и кормление хищного зверька по имени чувство собственной важности.

Впрочем, есть еще одно последствие. Гораздо более печальное. Своими феерическими инициативами, начисто оторванными от реальности, но зато очень громкими и обсуждаемыми, парламентарии изо всех сил способствуют невротизации своего электората. После принятия закона о запрете курения (инициатива была не думской, поэтому закон все-таки приняли) началась стрельба по курящим: люди с нестабильной психикой периодически натурально палят по соседям, вышедшим подымить на лестничную клетку.

После инициативы Журавлева, полной трогательной заботы о ясноглазых русских детях, отдельные мамаши с подвижной психикой могут попытаться взять управление на себя и лично заняться вытуриванием «вот этих вот черненьких» из «своих» детских садов, школ и песочниц.

Война из-за этого, конечно, не начнется. Но стабильности системе не добавит совершенно точно. Поэтому единственный, как мне кажется, способ минимизировать психические издержки — не обращать внимания на законоиспускания парламентариев. Как минимум до первого чтения.