Мифология оптимизма

Константин Новиков о том, зачем нужен проект «Россия удивляет»

Ультрапатриотический проект «Россия удивляет» — одно из самых ярких и показательных явлений современности. Так иногда бывает, когда полностью отлаженная и бессбойно функционирующая машина вдруг выдает на-гора шедевр и идет дальше, не заметив собственного прорыва.

Проект целиком состоит из пленительных цифр: 76% россиян считают себя счастливыми, 69% предпочитают покупать продукты отечественного производства, 56% «пашут» на своем рабочем месте. И так далее — по разделам: «Российская экономика — не только нефть и газ», «Достаток приходит в каждый дом» — и т.п.

Современный читатель, умеющий все искуснее читать между строк, на отработанном рефлексе прочтет не вывеску, но суть: оттертое в сторону слово «против» предельно четко оттеняет смысл проекта — «статистика мифов и социология вымысла». Можно предположить, что авторы намеревались продолжить стройный семантический ряд из ставшего классикой «Русского поля экспериментов» — география подлости, орфография ненависти, апология невежества, мифология оптимизма. Но это предположение, к сожалению, несостоятельно: проект вряд ли ориентирован на ценителей лирики Егора Летова.

Хотя на кого именно он ориентирован, сказать сложно. Никакого воплощения, кроме виртуального, проект пока не имеет. А кто должен заинтересоваться им в сети — большой вопрос. Тем, кто делает самыми популярными запросами в интернете «почему я шаурма» и «что будет если поднести к глазу пылесос», он неинтересен точно — у людей гораздо более глобальные проблемы, им не до социологии.

Те, кого условно можно назвать политически активным сегментом рунета, уже столько раз становились объектами манипуляций, что периодически выступают субъектами. Научились. Для них этот проект — повод дружелюбно (или злобно) посмеяться в сети по поводу того, что «с нашим комиссаром не приходится тужить».

Впрочем, как и любой проект, вплетенный в государственную систему имитаций, «Россия удивляет» не ставит перед собой целей. Они не нужны. Главное — проект запущен, заказчика устраивает, а работает он или нет, не интересно ни заказчику, ни исполнителю, ни потенциальному потребителю.

Может, именно поэтому исполнители не очень старались. Хотя могли бы: три солидные организации, каждая из которых на слуху, — ВЦИОМ, ФОМ и ИСЭПИ. Но даже сакральные круги на околокремлевских полях не спасли проект от нескольких ключевых ошибок. Впрочем, от них не спасает никакая, даже самая сильная уличная магия.

Главная ошибка — в самой идее. Есть все-таки некоторая разница между тем, как человек живет, и тем, как он отвечает на вопрос «Как жизнь?». Или между тем, сколько человек работает и как он отвечает на вопрос «Вы много работаете?». Если бы, например, в проект был включен вопрос (для мужчин, разумеется) о длине особо ценного органа, Россия бы всех удивила еще одной невероятной цифрой.

А дальше начинаются неизбежные, привычные и даже немного скучные социологические манипуляции с опросами. Давайте по умолчанию поверим, что и ФОМ, и ВЦИОМ — безукоризненно честные организации, которые никогда не меняют ни одной цифры в своих отчетах. Даже при этом комплиментарном условии все равно есть над чем погрустить.

Развенчиваем миф «Россияне чувствуют себя бедными». Оптимистическая зеленая линия болтается на отметке 83%. Но штука в том, в эти 83% вошли все остальные ответы, кроме ответов самых бедных, — и тех, кто оценивает свое финансовое состояние как хорошее, и как не очень хорошее, но все-таки не плохое. Что объяснимо: плохое в понимании многих — это когда нечего есть.

Но гораздо интереснее развенчивается миф «В России нарастает социальный пессимизм». «На самом деле все больше россиян уверены, что худшие времена позади», — заколдовывают нас авторы. Но колдуют плохо: на графике изображены три варианта ответа на вопрос «Мы переживаем сейчас самые плохие времена или же они позади или впереди?». И почему-то видим, что с 2010 года количество тех, кто считает, что худшее позади, уменьшилось на 1%, до 26%. А вот число тех, кто думает, что дальше будет хуже, за этот же период выросло с 25 до 38%.

И, словно отвечая дружеским троллингом своим коллегам по большой социологической тройке, свой опрос опубликовал Левада-центр. Хотя гораздо вернее было бы назвать его диагнозом проекта «Россия удивляет».

В соответствии с этим опросом 45% жителей России уверены, что в стране есть политические заключенные. При том что по телевизору — главному пропагандисту и агитатору — постоянно говорят о том, что в российском УК нет политических статей, а значит, и политических заключенных. Похоже, плохо говорят. И что самое интересное, 21% считает узником совести Алексея Навального, а 6% — Эдуарда Лимонова.

Кстати, пафосный проект мог бы удачно обыграть эти цифры в своей фирменной манере: «Миф: в России преследуют за политические убеждения. На самом деле: большая часть россиян знают, что в России нет политических заключенных». И еще, допустим: «Миф: россияне с трепетом следят за судьбой преследуемых оппозиционеров. На самом деле: каждый пятый опрошенный уверен, что Алексей Навальный уже сидит».

Впрочем, какая-то польза от этого масштабного проекта в любом случае есть, хотя и для довольно узкого круга людей — начинающих политологов, социологов и перспективных кадров, в карьерном прицеле которых виднеются те самые околокремлевские круги, близкие к источникам, имеющим отношение к тем самым вышеупомянутым, уполномоченным говорить со ссылкой на самих.

Внимательно и трепетно вчитываясь в волшебные буквы и проникая острым умом в самую суть, они смогут освоить один из важнейших инструментов мифологии оптимизма — социологию вымысла.