Знамеcносцы

Элементарное уважение к ветеранам Великой Отечественной должно подсказать российской власти не убирать серп и молот со знамени Победы

Первый раз в жизни согласен с коммунистами. Не нужно убирать серп и молот со знамени Победы. Хотя бы потому, что еще, к счастью, живы люди, добывшие эту Победу именно с этим знаменем. Штандартенфюреры, переписывающие историю под текущую политическую конъюнктуру (отнюдь не только в России), должны понимать, как обращаться с историей и как уживаться с ее неприглядными страницами.

Согласитесь, выглядит странно: одни и те же депутаты Госдумы криком кричат о преступности желания эстонских властей перезахоронить (всего лишь перезахоронить, а не уничтожить!) останки советских воинов, похороненных у Бронзового солдата в центре Таллина, и принимают закон, искажающий знамя Победы, в честь которой поставлен этот монумент. Одна и та же российская власть возвращает советский гимн, советские политические нравы, советскую экономику, советское телевидение, но почему-то считает серп с молотом «неуместными» советскими символами на штандарте, где они находились исторически. Наконец, одна и та же власть клеймит эпоху Ельцина и принимает закон во исполнение его указа. (Серп и молот убраны со знамени победы президентским указом 1996 года.)

Политики слишком часто управляют историей как бизнес-активом.

Наваривают на ней политический и экономический капитал, потому что сами сознательно или подсознательно чувствуют себя творцами истории, хотят остаться в ней. Но и у такого циничного подхода должны быть некие разумные основания. Например, через 30-40 лет по чисто физиологическим причинам можно будет безболезненно убрать Ленина из мавзолея и похоронить по-человечески на Волковом кладбище Петербурга, в соответствии с его собственным завещанием. Это не вызовет раскола в обществе, ибо Ленин и связанные с ним события в жизни России окончательно покинут пространство актуальной истории.

Конечно, бытовая память живет и будоражит людей через века: вот, например, руководство казанского хоккейного клуба «Ак Барс» на днях пожаловалось в Федерацию хоккея РФ на то, что болельщики магнитогорского «Металлурга» вывесили баннер с упоминанием Ивана Грозного, взявшего Казань. Но от этой жалобы факты не изменились: Иван Грозный действительно брал Казань, а Татарстан пока, спустя четыре с половиной века после этого события, остается неотъемлемой частью России, сменившей за это время два имперских обличия и теперь мучительно пытающейся стать обычной большой страной. И хоккейные болельщики всего лишь прибегают к истории как к инструменту выражения своих эмоций по поводу хоккея, а не по поводу конкретного народа или города.

Но проблемы восприятия истории людьми, особенно россиянами, с которыми большевистское государство уже проделывало опыт по тотальному истреблению и искажению их исторического сознания, не может не учитываться практикующими политиками. Очень осторожно нужно формировать пантеон национальных героев. Даже если правящим в стране чекистам сейчас хочется представить таковым, например, Сталина, чтобы обелить органы, пытаться играть в «неоднозначность» человека, убившего миллионы невинных людей, недопустимо ни с какой точки зрения.

Очень важно адекватно воспринимать исторический опыт своей страны. Не пытаться маркировать патриотизмом бездумное возвеличивание всей истории Отечества.

За погромы, крепостное право, сталинский террор, ввод войск в Чехословакию, ссылку академика Сахарова правящим Россией в любые времена должно быть стыдно. Победа в Великой Отечественной войне, полет первого космонавта могут вызывать у них, как и у простых граждан, естественную и законную гордость. Но при этом история делается здесь и сейчас, каждым из нас. И сегодняшняя подлость политических элит все равно останется таковой, как бы ни пытались ее покрыть великодержавной риторикой или туманом «суверенной демократии».

С этим трудно ужиться и смириться, но приходится признать: у истории человечества, а значит, и любой страны, нет цели и предзаданного конца. Предзаданный конец человека — смерть, которую мы со временем, возможно, научимся существенно отдалять, но вряд ли победим окончательно. Если вымерли неандертальцы и мамонты, нет никаких оснований полагать, что вечным будет нынешний тип человека. Он может исчезнуть или мутировать. Поэтому говорить об исторической справедливости, прикрывая неблаговидную современность, не просто нечестно, но еще и бессмысленно. Единственной достойной целью истории страны, мира и каждого отдельного человека можно считать желание преодолеть нашу животную дикость, минимизировать вред ближним, лучше узнать окружающий мир.

Мы — часть природы, и победить природу нам не дано. А потому элементарное уважение к ветеранам Великой Отечественной должно подсказать российской власти не убирать серп и молот со знамени Победы, хотя бы пока они живы. Элементарное самоуважение должно удерживать правителей от искушения кичиться достижениями предков, выдавая их за свои. Элементарный инстинкт самосохранения должен подсказывать всем людям, что бороться с прошлым бессмысленно, гораздо разумнее — максимально комфортно и достойно устроить настоящее.

Все сегодняшние российские политики, включая столь любимого многими россиянами президента, — всего лишь политические деятели одной конкретной исторической эпохи, которая неизбежно пройдет, как любая другая.

И, пытаясь искажать историю в мелочах или по-крупному, пусть они на всякий случай подумают, что потом точно так же с ними могут поступить потомки.