Наноболтология

Страшно представить, как власти начнут убеждать народ в обратном – в необходимости участвовать в развитии страны.

Формально не подводя итогов своего президентства в своем последнем ежегодном послании Федеральному собранию, Владимир Путин все-таки подвел их одной убийственно точной фразой. «Руководство страны должно убедить граждан стать реальными соучастниками общего созидательного процесса», — сказал российский президент после почти 8 лет своего триумфального, судя по личным рейтингам, правления. Неизменно нравиться народу у второго президента России получилось, а совместно с народом сделать что-нибудь содержательное для улучшения жизни в стране — нет.

Если цепляться к словам, «соучастниками» в России обычно принято называть людей, совместными усилиями совершающих преступления. Но цепляться надо не к словам, а к смыслу. Российские граждане действительного не являются соучастниками общего с властью созидательного процесса. И потому, что не в чем участвовать, и потому, что их все последние годы, мягко говоря, убеждали этого не делать.

Весь смысл путинизма — от дела «ЮКОСа» до зачистки медиапространства — сводился именно к равноудаленности власти и народа.

Власть занималась своими делами, а народу позволила, не мешая ей, заниматься своими.

Между тем единственный «созидательный процесс», которым всецело поглощена путинская элита, — это процесс созидания собственного материального благополучия. В России, где катастрофически не хватает жилья, его не стали строить существенно больше. А ветхий жилой фонд стал еще более ветхим. Строительство дорог после упразднения принадлежавших регионам Дорожных фондов (действительно служивших источником крупного воровства) сократилось. Реальные доходы населения, конечно, выросли, но вы не поленитесь и сравните масштаб роста этих доходов с масштабами увеличения за последние семь лет мировых цен на нефть. Рост доходов получится — кот наплакал. А заниматься собственным бизнесом в последние годы для «простых людей» стало тяжелее, чем в нелегкую эпоху конца 90-х.

Более того, поклонники нынешней российской власти любят ее именно за то, что она их не трогает. И ровно до тех пор, пока не трогает.

Ельцин ведь тронул, да еще как — после десятилетий советской кровавой индустриализации, когда государство вовлекало народ в общие созидательные процессы силой репрессивного аппарата, после хрущевско-брежневской спячки, когда государство делало вид, что платит, а люди делали вид, что работают. Главным потрясением для российского обывателя в начале 90-х годов прошлого века был вовсе не распад Советского Союза — как уроженец «национальной республики» я прекрасно знаю, что большинство россиян никогда не отличало киргизов от узбеков или таджиков от казахов, хотя и жило с ними в одной стране. Самым главным потрясением было исчезновение советского способа жизни, когда миллионы людей могли кое-как сводить концы с концами за счет системы кое-каких социальных гарантий, не прикладывая больших созидательных усилий для решения своих проблем. Люди ощутили, что власть их кинула и бросила одновременно: прогорели сбережения в Сбербанке, да еще и социализм кончился.

90-е стали эпохой привыкания россиян к рыночной экономике, которое на бытовом языке можно назвать жизнью без государства. Путин понравился, как только люди уловили главное для себя в его стиле правления — он хотел от них не инициативы, а лояльности (по части показной лояльности властям у нас суровая многовековая школа, мы кого хочешь этому научим), избавив людей от ответственности за происходящее в стране. Губернаторов выбирать не надо, предлагать государству свое видение проблем не надо. Надо не высовываться и не мешать людям наверху днями и ночами конвертировать власть в собственность.

Теперь даже страшно представить, как власти начнут убеждать народ в обратном — в необходимости участвовать в развитии страны. Опять с помощью трудовых лагерей и насилия мобилизационной экономики? Ведь призыв «Первого канала» выйти на субботник во имя развития нанотехнологий, о которых глава государства говорил в своем послании долго и не без страсти в голосе, народ, даже те, кто верит программе «Время», явно проигнорирует. Народ попросит материально простимулировать его участие в общих с властью созидательных процессах.

Этому он в рыночной экономике научился: мы вам не мешаем — и вы нам не мешайте, а хотите помощи — платите деньги.

Впрочем, президент Путин остался верен себе до конца. Он воспринимает народ лишь как «соучастника», но не как равноправного участника. Контрольный пакет любого созидательного процесса все равно должен оставаться у власти. Раньше у российских правителей была вся власть, а потому никому и в голову не приходило мерить ее «контрольными пакетами». Теперь власть в России — закрытое акционерное общество, и проблема контроля есть проблема выживания акционера в бизнесе. Ну и просто выживания, учитывая наши политические нравы. Только к участию, соучастию или неучастию граждан в созидательных процессах эта главная и единственно важная для нее самой проблема российской власти не имеет ни малейшего отношения.

И пока сохранится такой порядок вещей, не будет в России никаких нанотехнологий — одна только наноболтология.