Родные Палестины

У России хватило ума не вводить воинский контингент в Ирак, но не хватило ума не поддерживать режимы-изгои в других странах

Выбирая себе союзников, Россия, как и любая другая страна, невольно вынуждена согласовывать с ними свои интересы и свою систему ценностей. В противном случае Америка получает свой Ирак, а мы свою Палестину, свой Иран или свою Белоруссию.

Слова Антуана де Сент-Экзюпери «мы в ответе за тех, кого приручили» верны и в такой транскрипции: «мы в ответе за тех, кого пытаемся приручить». Один из главных результатов путинской внешней политики состоит в том, что мы имеем очень мало (причем все меньше и меньше) союзников и все эти союзники крайне ненадежны. Они не только постоянно норовят «отбиться от рук», но еще и хотят того, что едва ли выгодно России.

Очередной виток палестинского кризиса, скорее всего, приведет к установлению временного господства в секторе Газы однозначно террористической организации ХАМАС, которую Россия таковой почему-то не считает. Это удар не только по шансам не живущих в палестинском государстве Иордания палестинцев на создание нового независимого палестинского государства, но и по российской политике заигрывания с политическими монстрами по принципу «враг Запада — наш друг». Может ли Россия играть роль посредника между ФАТХ и ХАМАС? Нет, не может. По многим причинам. Потому что не Россия является «титульным спонсором» обеих этих организаций. Потому что обе они строят свою политику на ненависти к Израилю, который не только населен многими выходцами из России, но еще и является нашим объективным союзником в борьбе с международным терроризмом. Потому, наконец, что в глазах руководства ХАМАС (в отличие от ФАТХ, эта организация пока не проделала необходимый для возможности элементарного диалога с ней исторический путь от банды головорезов хотя бы к подобию политической партии) Россия все равно остается частью враждебной западной антимусульманской цивилизации

Значит, если мы хотим оставаться посредниками в ближневосточном урегулировании, нам надо признать несколько неприятных для официальной российской политики фактов. Во-первых, что сейчас имеет смысл говорить исключительно об урегулировании внутреннего кризиса в Палестине, а не кризиса между Палестиной и Израилем. Во-вторых, что пока только Израиль может быть единственным гарантом существования экономики Палестинской автономии — до того момента, пока палестинцы не сумеют сформировать полноценное правительство, обезоружить боевиков всех террористических организаций и наконец начать заниматься созданием якобы так сильно чаемой ими государственности. В-третьих, что в нынешней ситуации есть только один способ воздействия на ХАМАС — его солидарные бойкот и экономическая блокада как террористической организации со стороны всего цивилизованного мирового сообщества.

Наконец, и это самое главное, мы должны четко сформулировать цель своей ближневосточной политики.

Состоит ли она в том, чтобы как можно сильнее досаждать еврейскому государству, активно поддерживаемому США, и водить хороводы с арабскими террористами. Или все-таки в том, чтобы в Палестинской автономии появились общество и власть, чтобы все местные группировки сложили оружие, признали право Израиля на существование и стали строить свое государство, а не пытаться постоянно взрывать чужое.

То же самое давно пора сделать в отношении Ирана. Все в мире взаимосвязано: президент Ирана Ахмадинежад постоянно говорит о необходимости стереть Израиль с лица земли, а мы помогаем президенту Ирана создавать ядерное оружие, которое при таких зажигательных речах он запросто может применить. Причем Россию не останавливает даже то, что Иран постоянно обманывает с финансированием российских строителей-атомщиков, пытающихся достроить начатую ФРГ еще в середине 70-х годов прошлого века АЭС в Бушере.

Кстати, если позицию российских властей по отношению к Ирану как-то можно объяснить возможностью наших профильных чиновников «навариться» на поставках обогащенного урана этой дивной стране, то в случае с ХАМАС экономическая «выгода» возможна, пожалуй, только от поставок оружия.

Кстати, такой вариант тоже не исключен: Сирия и Иран поставляют оружие другой банде головорезов — движению «Хезболлах», терроризирующему не только Израиль, но и Ливан. А мы, в свою очередь, поставляем это оружие Ирану и Сирии.

Но если мы строим внешнюю политику исходя из такого понимания выгоды, надо щедро финансировать террористов по всему миру. Или прямо самим готовить теракты, способные еще более увеличить мировые цены на энергоносители. А потом рассказывать на саммитах, как мы хотим глобальной энергетической безопасности и как нас надо уважать, чтобы мы поставляли нефть и газ «демократическому Западу».

Опять же, как-то нелепо выглядят наши решительные заявления по поводу невозможности независимости Косово от Сербии, когда мы активнейшим образом поддерживаем Южную Осетию и Абхазию, добивающихся независимости от Грузии. Тогда уж или стоять на незыблемости принципа территориальной целостности, или везде отстаивать право на самоопределение вплоть до отделения. Согласитесь, глупо обвинять союзников в коварстве, корысти и нарушении принципов, если вы сами коварны, корыстны и беспринципны.

У России хватило ума не вводить воинский контингент в Ирак, но не хватило ума не поддерживать режимы-изгои в других странах. И теперь, когда российская политическая элита постоянно иронизирует над очевидными неудачами внешней политики США, мы не должны забывать о собственных не менее масштабных геополитических провалах.