Творческие нули

Первые лица государства тянутся к творчеству. Но своими опусами показывают, насколько они не «творцы» и не «мыслители»

Не жалующий интернет и вроде бы наиболее далекий от творческих проявлений среди российской политической верхушки,

Владимир Путин на днях порадует читателей придворного журнала «Русский пионер» второй своей колонкой.

Первую под названием «Почему трудно уволить человека» г-н Путин, по-моему, специально писал для г-на Медведева — по крайней мере, если судить по новейшей политической истории страны. Вторая посвящена любви Владимира Владимировича к ученым.

Объясняет он это свое неожиданное чувство так: «...Мне очень приятно видеть, что есть люди, просто порядочные люди, которые не занимаются текучкой, а занимаются серьезным, большим делом и за это ничего себе не клянчат. Это и очень радует, и вызывает у меня сильное уважение. Мне хочется время от времени с такими людьми встретиться и просто с ними поговорить». Понятно, что постоянно «тереть» о нефти с газом с друзьями-чекистами, ставшими главными бизнесменами на Руси, слушать верноподданнические рапорты министров и губернаторов, встречаться под усиленной охраной с «простым народом», готовым от восторга созерцания живого царя «бросать в воздух чепчики», надоедает даже самым падким до славы и власти людям. Просто говорить с теми, кто занимается серьезным делом и «ничего себе не клянчит» (этот тезис для колонки Владимир Путин заимствовал из своего выступления на годовом собрании РАН, где ставил в пример руководству академии «математика Гришу Перельмана»), действительно важно для любого уважающего себя человека. Но Владимир Путин не «любой», от него лично в значительной степени зависит, сколько таких людей будет в России и, главное, будет ли Россия страной, где свободным и творческим людям будет комфортно существовать.

Эти путинские откровения (не думаю, что здесь наш премьер неискренен), как и попытки делать «человеческие» записи в Twitter президента Дмитрия Медведева (у которого, к слову, есть вполне творческое хобби — фотография), как и трогательные в своем графоманстве рассказы, которые пишет московский мэр Юрий Лужков, как и стихи со статьями одного из главных авторов нынешнего творческого болота (или все-таки пустыни?) в России, первого заместителя главы кремлевской администрации Владислава Суркова, очень показательны.

Создав систему, уничтожающую, отбрасывающую, выбраковывающую свободных личностей, они сами из кожи вон лезут, чтобы показать себя такими личностями.

То ли им скучно, то ли мало быть хозяевами безмолвного и, на их взгляд, безмозглого плебса. Если все вокруг уже обнулены, они сами хотят быть единицами. Властителями дум, творцами, создателями «смыслов» — именно так, во множественном числе.

Хотят, но не могут. Их мысли плоски и банальны. Они не умеют сочинять, они умеют лишь подчинять. Власть вообще большое испытание для психики человека. Талант и властолюбие крайне редко живут в гармонии друг с другом. Талантливый или чрезмерно энергичный человек во власти почти всегда оборачивается злом, а не благом для страны. Власть, особенно в авторитарных государствах, чаще всего достается людям пронырливым, серым, иногда просто оказывающимся в нужное время в нужном месте и не вызывающим подозрений в существенном масштабе своей личности (в постсоветской России в этом смысле вообще получилась забавная политическая матрешка преемников — Ельцин несопоставимо крупнее как личность, чем Путин, а Путин — чем Медведев).

И все-таки пусть они создают свои стихи и колонки, рассказы и записи в блогах. Пусть тот же Владислав Сурков радует своих преданных читателей чем-то вроде относительно недавней статьи о творчестве Кафки, лучшей рецензией на которую может быть знаменитая шутка Вагрича Бахчаняна: «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью». Потому что в этих творческих проявлениях наша власть, которая делает все, чтобы показаться сильной, безошибочной, непогрешимой, проявляет свою человеческую слабость.

Печально, конечно, что их «литература» по качеству не превосходит их политику. Но так, по крайней мере, мы можем узнать, как эти люди мыслят, что их по-настоящему интересует, каков уровень их интеллекта.

Конечно, было бы лучше, если бы они совершили главный и единственно важный с их стороны акт творчества — не препятствовали, а помогали становлению России как живого, творческого, свободного, естественно развивающегося организма. Но, видимо, для этого они пока еще слишком редко встречаются, как выразился г-н Путин, с «порядочными людьми», которые «занимаются серьезным, большим делом». Или слишком невнимательно слушают, что те говорят.