Такси на Дубровку не заказывали

Нам не скажут правду ни про «Норд-Ост», ни про Беслан, ни про «Курск» до тех пор, пока мы сами не заставим власть быть честной с нами

Трагедия мюзикла «Норд-Ост» в театральном центре на Дубровке напоминает нам, что мы живем в стране, где представители власти дорожат исключительно своими жизнями и своим положением, а население, нас с вами, считают биомассой. В мире нет власти, которая охотно раскрывала бы правду о страшных терактах, катастрофах — обо всех тех событиях, которые ставят под вопрос ее компетентность и эффективность. Но

в цивилизованных странах есть механизмы, позволяющие добывать, выуживать эту правду: независимые СМИ, парламентские расследования, выборы, способные сменить врущую или молчащую по кричащим поводам власть. В России таких механизмов нет, и потому власть пока может лгать или молчать совершенно безнаказанно.

26 октября исполнилось восемь лет трагической развязке захвата заложников в московском театральном центре на Дубровке. 22 октября 2002 года террористы во время очередного показа мюзикла «Норд-Ост» (к слову, я ходил на этот мюзикл за несколько недель до октябрьской драмы) взяли в заложники 912 человек. Их удерживали трое суток. Утром 26 октября власти начали спецоперацию, применив газ (по официальной версии властей, безвредный — по реальным результатам операции, смертельно опасный), чтобы помешать боевикам взорвать заминированное здание. В результате (опять же по официальной версии) все террористы — 52 «штуки» — были уничтожены. Однако погибли и 130 заложников, в том числе 10 детей. Чуть менее чем через два года после этого кошмара произошел захват школы в Беслане, где было больше заложников и больше жертв. И власть повела себя точно так же — сделала все, чтобы скрыть правду о своих действиях, вывести себя из-под удара. И заодно цинично воспользовалась услугой отморозков Шамиля Басаева в качестве предлога для отмены губернаторских выборов. Так что

покойника Басаева нынешняя власть смело может записывать в соавторы нынешней конструкции управления государством.

74% россиян, то есть три четверти, по данным опроса Левада-центра, считают, что власти скрывают правду о «Норд-Осте». Рассказы очевидцев, опубликованные спустя восемь лет некоторыми российскими СМИ, подтверждают уверенность большинства россиян в том, что им лгали про один из страшнейших терактов в истории страны.

В частности, болезни, которыми сейчас страдают бывшие заложники, связаны с поражением мозга: у людей нарушилось кровообращение и функции дыхания, 12 человек полностью оглохли, у многих сильно упало зрение, некоторые потеряли память. Практически у всех нарушены функции почек, печени, пищеварение. В неофициальных беседах врачи признают, что болезни заложников являются последствиями воздействия якобы безвредного газа. Некоторые женщины рассказывали, что после штурма с них брали подписку — не рожать в течение пяти лет. Как говорят члены общественной организации, объединяющей жертв «Норд-Оста», идет сильное давление на людей, причастных к теракту. Им отказывают в аренде помещений для проведения акций, посвященных памяти жертв. Федеральное правительство жертвам теракта не помогает.

Жертвы «Норд-Оста» подали жалобы в Европейский суд по правам человека в Страсбурге — едва ли не единственную инстанцию, куда могут обратиться многочисленные жертвы российской судебной системы, обслуживающей интересы власти и традиционно не обращающей внимание на законы во всех «критических» для важных чиновников судебных процессах.

В лучшем случае жертвы теракта смогут добиться выплаты компенсаций, если их присудят в Страсбурге. Попытки получить эти компенсации в российских судах успехом не увенчались: власти у нас ни в чем никогда не виноваты по определению.

«Кто заказывал такси на Дубровку?» — помните эту знаменитую реплику героя Анатолия Папанова из «Бриллиантовой руки»? История распорядилась так, что на ближайшие годы «Дубровка» в сознании москвичей (не скажу россиян: у них, увы, было немало других печально знаковых мест) связана с терактом на мюзикле «Норд-Ост». Сейчас на этой сцене идет другой, новый мюзикл — «Обыкновенное чудо» по Евгению Шварцу, даже сделанный отчасти теми же людьми, кто делал «Норд-Ост». Можно долго спорить о том, стоило ли возвращать сказку на эту печальную сцену. В конце концов, ничего кощунственного в этом нет: жизнь должна побеждать смерть хотя бы время от времени, даже зная, за кем всегда окончательная победа. Но, увы, «такси на Дубровку» российское общество не заказывало. Масштабного заказа на давно назревшие перемены в стране нет. Пока есть только ощущение усталости и раздражения у разумной части общества от тотального вранья и неэффективности власти, вот уже десять лет не дающей России делать шаги в сторону цивилизованного развития.

Нам не скажут правду ни про «Норд-Ост», ни про Беслан, ни про «Курск» до тех пор, пока мы сами не заставим власть быть честной с нами, пока суммой своих воль не объясним «хозяевам России» свою личную позицию: мы имеем такое же право жить в своей стране, как и они.

Общество начинается тогда, когда люди начинают спрашивать с власти и не верят ей на слово. Трагедия «Норд-Оста» напоминает нам о необходимости помнить трагические страницы недавнего прошлого и не бояться задавать вопросы.

Пусть ответы на эти вопросы мы узнаем только тогда, когда с власти появится реальный спрос, когда ее можно будет легально менять. Но спрашивать можно и нужно всегда, а значит, уже сейчас. Вот вам еще одна причина, по которой для России критически важны честные выборы…