Отцы матерей

Демографическая проблема в самой жесткой формулировке звучит так: Россия будет становиться все менее «русской».

Впервые посвятив едва ли не четверть своего ежегодного послания проблемам рождения детей, президент России сорвал в этой части речи рекордное количество аплодисментов— причем, несомненно, самых искренних и оправданных. Однако адекватного представления о том, что количество жителей и состав населения России — главная проблема ее безопасности и самого существования страны, гораздо важнее военной мощи, качества работы ФСБ и даже правил сбыта энергоносителей на мировых рынках, у нынешних российских властей нет.

Даже очевидная задача стимулирования рождаемости не так проста и линейна, как кажется. Президент Путин вроде бы прав, утверждая, что россиянки не рожают детей, потому что боятся их не прокормить. Но отсутствие возможностей прокорма никогда не является решающим препятствием для рождения ребенка. Ведь не секрет, что почти все страны с наиболее высоким уровнем жизни либо постепенно вырождаются, либо с трудом балансируют на грани простого воспроизводства населения (чтобы население воспроизводилось, на семью должно приходиться 2,1 ребенка — такая странная, с этой самой «одной десятой» цифра). Тогда как масса крайне бедных стран обеспечивают колоссальный прирост населения. И тут вступают в силу отнюдь не материальные, а культурные, религиозные, ментальные факторы.

Применительно к России демографическая проблема в самой жесткой формулировке звучит так: страна в течение ХХI века неизбежно будет становиться все менее «русской». И при этом имеет очень мало шансов при сохранении нынешних демографических тенденций удержаться в своих границах. Ведь даже сейчас, когда говорится о ежегодной убыли населения на 700 тысяч человек, нельзя забывать, что, например, рождаемость у второго по численности этноса России — татар — вовсе не падает, а увеличивается. Опять же можно не сомневаться, что потенциально второй или третий по численности этнос нашей страны — китайцы — тоже не будут увязывать рождение детей в России с уровнем своих доходов.

Есть еще одна важная сторона проблемы. Чем выше уровень культуры семьи, тем выше уровень безопасности секса. И озвученная президентом грандиозная, по российским мерам, сумма на рождение второго ребенка — 250 тысяч рублей — может стимулировать и без того немаленькую рождаемость среди откровенно маргинальных категорий граждан. При этом запрещать людям рожать детей на основании их социального неблагополучия невозможно.

Наконец, еще одна опасность, которую надо учитывать. Решение демографической проблемы России, которой просто физически не хватает населения для поддержания нормальной жизни на той территории, которой она обладает, сопряжено с максимально либеральными правилами миграции. Пока ничего не предвещает такой либерализации — гораздо более вероятной выглядит угроза нового «железного занавеса» на фоне не прекращающейся кремлевской риторики о враждебном окружении России в современном мире.

Я сильно сомневаюсь, что нынешняя российская власть видит страну реальным конгломератом преимущественно азиатских этносов. Зато в том, что нынешний изоляционистский политический курс России явно не будет способствовать притоку сюда квалифицированного русскоязычного населения, можно не сомневаться.

Иными словами, стимулируя рождаемость, российские правители должны соотносить такую политику с пониманием будущего облика страны.

Если мыслить Россию как современную демократическую и, как бы ни печалились националисты, космополитическую страну, все выглядит логично. Если же пытаться строить здесь очередной «русский имперский проект», то меры государства по поддержке рождаемости скорее пойдут ему во вред. Грубо говоря, «не те» дети родятся.

Поэтому наши «отцы матерей», они же отцы нации в думах о будущем России (если допустить, что они действительно хотя бы иногда об этом думают) вынуждены делать стратегический выбор между нынешней борьбой с заокеанскими «волками», якобы дни и ночи стремящимися окружить и ослабить нас и реальным строительством современной, конкурентоспособной, удобной для жизни страны без националистических наворотов.

Умные и небедные россияне будут рожать детей в России и для жизни в России только тогда, когда будут уверены в том, что этих детей здесь выучат и вылечат.

Что им будет в России безопасно. Что они смогут зарабатывать, хотя бы, не меньше своих успешных родителей и что государство в любой момент не отнимет у них бизнес, кров и личную свободу. Именно поэтому демократия и свободный рынок подходят для жизни людей больше, чем то, что представляет собой нынешняя Россия.