Железо для занавеса

По мере погружения России в состояние «холодной войны» с Западом все более вероятно возвращение «железного занавеса».

Чем более явно Россия погружается в состояние «холодной войны» с западным миром, тем более вероятным становится возвращение в том или ином виде «железного занавеса». Система технических и политических ограничений передвижения россиян по миру должна будет играть примерно ту же роль, какую играла при советской власти, - чтобы простой народ не нахватался заграничной заразы и не увидел, что жизнь там как минимум не хуже. При этом элита, связанная со все более ненавистным Западом личными коммерческими интересами, разумеется, ни за что не ущемит свою собственную свободу передвижения. Разве только если Россия окончательно не станет Белоруссией или Северной Кореей и западные державы не сделают наших крупных госчиновников невъездными.

Несмотря на то что формально «железный занавес» сначала проржавел, а потом фактически рухнул еще в позднесоветские времена, количество россиян, хотя бы раз выезжавших за пределы России и постсоветского пространства, до сих пор критически мало. В прошлом году мне попадался опрос, согласно которому лишь 3% россиян побывали за границей. Даже если это неправда, уж точно никак не менее трех четвертей обитателей России в жизни не видели своими глазами ни одного иностранного государства.

При этом нынешняя политика российских властей объективно ведет к созданию новых заградительных барьеров на пути свободного передвижения по миру.

Запад объявляется источником «цветных революций», обвиняется в намерении расчленить или обнулить Россию, а также вытеснить ее с постсоветского пространства.

Более того, элементы «железного занавеса» уже налицо, причем как политические, так и технологические. С одной стороны, неуклонно усложняется порядок выдачи загранпаспортов. С другой, например, санкции против Грузии, дай бог, на время, но все же лишили российских граждан возможности посещать это, пусть не самое желанное и популярное, иностранное государство.

Разделительная политическае логика «мы» и «они», гонения на представителей российского бизнеса, многие из которых, чтобы не оказаться в отечественных тюрьмах и колониях, предпочли фактическую эмиграцию, тоже работает подручным материалом для конструкции нового «железного занавеса». Чем больше нежелательных для госвласти эмигрантов, тем более активно она препятствует общению своих рядовых граждан с теми странами, которые дали им приют. К тому же уже входит в моду объявлять резонансные преступления в России происками «политэмигрантов».

Неоизоляционизм России, если эта линия в стране продолжится и не будет прервана течением истории, подразумевает сокращение контактов рядовых граждан с остальным миром исходя из логики элементарного политического самосохранения изоляционистской власти.

Вряд ли стоит забывать, сколько обычных загранкомандировок при Сталине послужили основаниями для обвинений командировочных в шпионаже именно в пользу той страны, где они побывали. Для изоляционистского режима любой человек, вступающий в контакт с «враждебной» страной, автоматически становится врагом народа. Для российской экономики угрозы полной самоизоляции нет ни при каком развитии нашей политической истории - все-таки энергоносители гнать на Запад мы все равно в обозримом будущем не перестанем, как они не перестанут покупать их, и китайский ширпотреб тоже запретим едва ли. А вот угроза изоляции для частной жизни людей, важнейшим элементом которой в идеале является возможность на свои кровные путешествовать туда, куда вздумается, тогда, когда захочешь, весьма велика. Если наша власть будет продолжать в том же духе, нас ждут как всевозможные визовые ограничения со стороны «вражеских» держав, так и встречные меры внутри России.

Между тем изоляционизм - верный путь к неизбежной деградации страны. Национальную самобытность таким способом все равно не убережешь. (Трудно себе представить, чтобы у россиян даже в условиях нового «железного занавеса» не было бы возможности смотреть то же американское кино, а все российское телевидение целиком состоит из заимствованных у запада телепередач.) А вот риск в очередной раз выпасть из мировой культуры и мировой цивилизации на десятилетия для России опять велик. Именно поэтому все умные люди, имеющие хоть какое-то воздействие на российскую власть, те же мастера культуры, вхожие в Кремль, должны при каждом удобном случае стараться ограждать чрезмерный ксенофобский пафос наших правителей. Потому что если к соцреализму и работе в «сфере обслуживания» нашим деятелям культуры не привыкать, то невозможность ездить по заграницам или постоянная необходимость согласовывать график и содержание таких поездок их вряд ли обрадуют.

Так что у становящегося все более очевидным национал-популистского курса российских властей могут быть вполне конкретные издержки для самой успешной и активной части общества.

А тому подавляющему (хотя на самом деле подавляемому) большинству, которое никогда за границей не бывало, на «железный занавес», разумеется, наплевать. Оно всего лишь останется «при своих».