За что сажают в России

В пятницу венгры арестовали для нас владельца Красноярского алюминиевого завода, второго номера в незарегистрированном списке ЛДПР Анатолия Быкова. В понедельник про это радостно объявили по телевизору. Награда нашла героя.
       И это, конечно, правильно. Радоваться надо такому повороту событий. Крупные бизнесмены, любовно называемые в народе бандитами, абсолютно, гады, уверены в собственной безнаказанности. Обнаглели! Думают, можно не пойми как приватизировать завод, потом вложить деньги в губернатора, потом поссориться с ним, потом, когда уж совсем припечет, выбраться в Думу по списку ЛДПР и перейти таким образом в касту бессмертных. Но нет! Не получилось. No passaran!
       Мировая практика показывает, что все преступления рано или поздно становятся достоянием гласности. Рано или поздно всякого пиночета ловят в английском госпитале и судят за расстрелы испанцев. Всякого клинтона рано или поздно подвергают остракизму за пятна на платье какой-нибудь моники левински. Рано или поздно газеты начинают пестреть сообщениями о том, что у Ельцина есть кредитная карточка, а телеэкраны — исчерканными фломастером платежками Бэнк оф Нью-Йорк. Справедливость торжествует. Жаль только, что торжествует она почему-то только в год выборов.
       Вот и теперь в Венгрии состоится суд, долженствующий решить судьбу красноярского бизнесмена. Быкова выдадут, привезут в Россию, посудят немножко и... отпустят. Или еще до суда отпустят под залог с подпиской о невыезде, и он опять сбежит. А может быть, венгры вообще не выдадут его, как поляки не выдали Станкевича. Но нам тогда уже будет все равно. Думские выборы к тому времени закончатся, а в президенты Быков не тянет, так что и сажать его тогда уже будет не за что.
       Дело ведь в том, что законы устроены так, что не нарушать их невозможно. И не верится, будто депутаты, каждый раз принимая налоговый кодекс или вот хоть государственный бюджет, думают, будто найдется вдруг в стране такой сумасшедший, чтобы эти их законы выполнить.
       Зачем же тогда принимают? Уж не затем ли, чтобы в России не было человека, которого нельзя было бы посадить в любую минуту. Проверенный способ, надежный. Мы благодаря этому способу электрификацию провели и Целину подняли. От тюрьмы не зарекайся — чем не принцип демократии?. Бизнесмена любого можно посадить за неуплату налогов. Чиновника — за взятки. Журналиста — за клевету. Рабочего — за мелкое воровство.
       Все понимают, что сажают в России не за совершенные преступления, а чтобы не задавался. Налоги не платить можно, взятки брать — пожалуйста, клеветать — сколько угодно, а мелкое воровство — это уж и вовсе не преступление, а как бы это сказать, старинный обычай. Но в год выборов как-то вдруг сразу выясняется, что прокуратура не дремлет, что на каждого кандидата в депутаты заведено уголовное дело. Чего ж раньше молчали-то?
       Население страны, поголовно не исполняющее законов, ввиду невозможности их исполнения, делится тем не менее на две неравные группы. Первая группа не исполняет законов на свой страх и риск. Вторая же группа не исполняет законов на законном основании, прикрываясь депутатской неприкосновенностью.
       Раз в четыре года особо удачливые, сильные, жестокие и отчаянные представители первой группы из кожи вон лезут, чтобы примкнуть к небожителям. А небожители, естественно, сопротивляются. И сопротивляться им легко. Они ведь знают, что ни одного из принятых ими законов, включая закон о пчеловодстве, исполнить невозможно. Так что виновны все. И арест Анатолия Быкова вовсе не знаменует собою начало серьезной борьбы с криминалом. Просто так принято в России — весной сажать картошку, а накануне выборов — кандидатов в депутаты.