Средство от страха

Сказать ли вам, что история про то, как целый самолет людей отказался лететь в Хургаду вместе с женщиной-мусульманкой, одетой, как предписывают ей нормы приличия, – это отвратительная история? Отвратительная, шовинистская история. Вы ведь и сами знаете, что это отвратительная история. Эти люди в самолете тоже знали, что поступают отвратительно. Они знали, что это платье и платок не есть военная форма врага. Они знали, что женщина, желающая взорвать самолет и себя в нем, может и не одеваться в платок и длинное платье. Все они знали, эти люди, но страх сильнее.

Вы ведь тоже побоялись бы полететь в самолете с женщиной, одетой в платье и платок. Конечно, побоялись бы. В этой стабильной и сильной стране вы боитесь платья и платка. Вы даже, может быть, и понимаете, что винить в терактах надо не мусульман, а ФСБ, однако же с «человеком в штатском» в самолете вы летать не боитесь, а с мусульманкой боитесь, еще как.

Стабильность и величие страны таковы, что, кроме платья и платка, вы боитесь еще бороды. Ну, просто вот заходит в кафе, например, молодой мужчина с бородой, а вам уже страшно. Еще вы боитесь машин, припаркованных у тротуара, станций метро, вагонов метро, театральных представлений. Вы боитесь собственных квартир, потому что слишком хорошо знаете, какая прорва гексогена может поместиться в подвале.

Вы всего на свете боитесь, гражданин великой страны.

Единственное, чему вы научились в борьбе со страхом, – это отвлекаться на программу «Аншлаг-аншлаг» или сериал «Секс в большом городе», в зависимости от интеллекта. Но когда телевизор заканчивается, страх снова захлестывает вас, страх сильнее, и вы реагируете на страх, как мелкий зверек.

Иногда вам приходит в голову мысль, что, возможно, страх отступил бы, если бы власть не была беспомощна и преступна, но вы боитесь власти. Любой власти боитесь вы, свободный гражданин демократической страны – от участкового милиционера до президента, великий вы мой народ.

Вы не понимаете, почему взрывают самолеты и школы, но не требуете объяснений, и объяснений вам не дают. Потому не дают, что вы боитесь спросить.

Страх позволяет вам разве что обижать тех, кто слабее вас. Выгонять из самолета мусульманок. Выгонять с работы беженцев. Выгонять из города иногородних.

От того, что вы обижаете слабых, страха меньше не станет. Чем страшнее вам будет, тем больше вы будете похожи на затравленного зверька. Я не удивлюсь, если через некоторое время появятся гетто для кавказцев и специальные авиарейсы для мусульманок.

Никто, разумеется, не станет устраивать авиарейсов для мусульманок специально, но просто так сложится, что некоторые авиакомпании начнут требовать при входе в самолет снять платок, и женщины-мусульманки сами откажутся летать этими авиакомпаниями. Отметка «головные уборы на борту запрещены» в рекламе авиакомпании будет трусливо сообщать пассажирам, что рейс «только для белых». Цены на билет в самолет «только для белых» будут выше в три раза, чем цены на билет в самолет для всех. Возможно, при входе в самолет придется доказывать как-нибудь свою национальность и вероисповедание. Например, предъявлять стюардессе половые органы. Мужчинам – что не обрезан. Женщинам – что не брита. Но от страха вы ведь готовы на любые унижения, правда? Вам страшно думать об этом, но неужели вы действительно рассчитываете, что самолеты «только для белых» не будут взрываться в воздухе?

Что же тогда делать? Что вам делать, я не знаю, но про себя могу сказать, что, как только в России появятся специальные самолеты для мусульман и кавказцев, я нарочно стану летать этими самолетами. И если появятся гетто, стану жить в гетто. Я знаю средство от страха. Лучшим средством от страха является стыд. Стыдно бояться всякую женщину в платке, всякого мужчину с бородой, всякого милиционера, всякий припаркованный на улице автомобиль. Президента Путина тоже бояться стыдно. И еще стыдно бояться ездить по собственной стране куда хочешь и каким хочешь видом транспорта. Я же не президент Путин, чтобы перемещаться по собственной стране под охраной и тайком.