Колонка Панюшкина

Месяц примерно назад любимый мой телеведущий Михаил Леонтьев говорил, что на саммите в Братиславе Джордж Буш предложит Владимиру Путину допустить Америку контролировать российское ядерное оружие, а Путин, дескать, в резкой форме отвергнет это предложение, и тогда начнется прямая конфронтация, холодная война и чуть ли не вообще война под лозунгом «Родина или смерть». Устами Михаила Леонтьева говорила та распухшая часть российской власти, которая называет себя патриотами, а на самом деле – империалисты. Я даже испугался, честно говоря.
И вот прошел саммит, и совершенно понятно, что президент Буш, хоть и в хитрой форме, сначала предложив России проинспектировать американские ядерные объекты, предложил-таки, что Америка будет инспектировать ядерные объекты в России. И президент Путин не отказался в резкой форме, потому что не смог. Затянуть немножечко процесс смог, наверное, смягчить немножко – тоже, пожалуй, сумел, но не отказался в резкой форме и потерял таким образом поддержку патриотов-державников-имперцев.

По-хорошему надо было, конечно, смело принимать предложение американского президента, говорить, что расползание ядерного оружия надо останавливать любой ценой, и хвалиться взаимными с Америкой инспекциями ядерных объектов. Тогда президент Путин вернул бы себе неожиданно симпатии российских либералов. Но это уж для президента Путина слишком. Этого он уж тем более не смог.

И в этот же день президент Америки Буш похвастался, что президент России Путин заведомо проигрывает выборы в Молдавии, а Молдавия становится на путь демократии в том смысле, что путь демократии – тот, который указывают Соединенные Штаты.

И в этот же день Страсбургский суд постановил, что чеченская война нарушает права человека, и теперь президент Путин не может уже обрывать журналистов на пресс-конференции, дескать, какому именно человеку ущемили права — фамилия, адрес. Да вот же в материалах Страсбургского суда!

И в этот же день Михаил Касьянов собрал пресс-конференцию, якобы чтоб объявить об основании частной консалтинговой компании, а на самом деле объявил, что будет бороться за пост президента в 2008 году.

Да что они, сговорились, что ли!

А тут еще пришлось России снизить пошлины на импортные самолеты, и стало совершенно понятно, что отечественный авиапром не выживет, и президент Путин потерял еще и поддержку крупных промышленников, убежденных, что ради их нерасторопности я, гражданин России, должен летать на некомфортабельных самолетах.

А тут еще Аслан Масхадов предложил план перемирия, а солдатские матери поехали-таки разговаривать с Ахмедом Закаевым.

И знаете, что это значит, по-моему? По-моему, это значит, что Россия начала жить помимо президента Владимира Путина и выстроенной президентом Владимиром Путиным вертикали власти.

Имперцы сами строят империю, даже две, потому что кремлевская администрация строит свою людоедскую, а Анатолий Чубайс – свою либеральную, причем непонятно, которая из двух империй более людоедская.

Солдатские матери сами ведут переговоры о мире в Чечне.

Либералы сами объединяются, причем не так, как предполагалось, а так, как надо.

Такое ощущение, что разного рода группировки и элиты приступили к нешуточной борьбе за власть — каждый своими методами. И непонятно, кто победит. И может победить кто-нибудь совсем уж ужасный, а может кто-нибудь приличный.

Понятно одно: все эти группировки борются друг с другом теперь уже не за президента Владимира Путина, а так, как будто президента Владимира Путина нет. Как будто он теперь только для красоты и существует. Только для того, что должен же кто-то принимать на высшем уровне всех этих высокопоставленных иностранных гостей, которые приедут в мае в Россию на празднование шестидесятилетия победы.