колонка Панюшкина

Что вы еще, миленькие мои, хотели бы контролировать? Когда представитель центра информационной безопасности ФСБ РФ Дмитрий Фролов на круглом столе в Совете федерации заявляет, что «необходимо значительно расширить полномочия российских спецслужб по контролю за коммуникационными системами и трафиком сети интернет», я понимаю, что полномочия, конечно, расширят. Не прямо сейчас, но, может быть, к выборам. Если общественность станет слишком возмущаться тем, что электронные филеры с Лубянки лезут кому угодно в частную переписку, так подвернется же кстати какой-нибудь теракт, и граждане опять откажутся от свобод ради безопасности.

Давно уже и очень уже мешает Федеральной Службе Безопасности интернет, приблизительно как плохому танцору яйца. Господин Фролов утверждает, что в интернете, дескать, можно найти рецепт приготовления бомбы, и каждый, дескать, может эту бомбу изготовить. И хотелось бы подсказать господину Фролову, что в интернете также можно найти и руководство по управлению автомобилем – тем самым автомобилем, который сбил давеча жен двоих подозреваемых в покушении на Анатолия Чубайса, чтоб молчали.

Представьте себе, что было бы, если бы из интернета попытались вычистить все рецепты приготовления бомб, всю информацию о зачистках в Чечне, все отличные от официального мнения по поводу процесса над Ходорковским, всю критику в адрес президента Путина, все всхлипывания правозащитников. Представьте себе, что было бы, если бы Федеральная Служба Безопасности попыталась сделать интернет похожим на государственные телеканалы – только новости о неоценимом вкладе Владимира Владимировича в благоденствие страны, криминальная хроника, «Аншлаг-аншлаг» и заранее отцензурированный женский треп на бытовые темы. Думаете получилось бы?

Когда представитель ФСБ РФ говорит о необходимости «значительного расширения полномочий спецслужб», он не говорит же, сколько стоило бы расширение этих полномочий. Предположим, что мы действительно такие бараны и соглашаемся допустить спецслужбы в свою частную переписку. Предположим, что мы готовы гулять по сети под присмотром офицера ФСБ. Еще один шаг, и мы согласимся сами установить в своих квартирах прослушивающие устройства. Но сколько же нужно офицеров, чтобы слушать, как каждый россиянин по ночам скрипит кроватью? Сколько понадобится господину Фролову новых сотрудников и новых спецсредств, чтобы следить за всеми на свете интернет-форумами, сайтами, чатами и мэйлами? Я даже думаю, что потому ФСБ и просит официального права копаться в интернет-почте граждан, что не хватает уже сил и средств копаться в почте неофициально. И я не исключаю, что право такое ФСБ получит. Однако же все равно не сумеет контролировать мысли людей. На месте заблокированных сайтов с приставкой «com» будут, как грибы, расти аналогичные с приставкой «org». Ключевые слова типа «свобода», подрывающие основы национальной безопасности, будут заменяться синонимами по мере того, как эфэсбэшные поисковые машинки будут научаться на них реагировать. Рано или поздно господину Фролову придется признать, что ФСБ физически контролировать интернет не способна, и просить на круглом столе в Совете федерации, чтобы на доступ в интернет каждый потенциальный пользователь получал особое разрешение в компетентных органах, как это устроено на Кубе и в Северной Корее. Я даже не исключаю, что через несколько лет так и будет: придется звонить на специальный коммутатор ФСБ и спрашивать, можно ли мне зайти на сайт журнала «Афиша» и поинтересоваться, в каком кинотеатре нынче идет прославляющий исторический вклад кого надо куда надо фильм с Никитой Михалкомым.

Ради смеха очень хочется попросить депутатов законодательного собрания немедленно принять закон, разрешающий Федеральной Службе Безопасности контролировать всё. А потом с интересом наблюдать, как у Федеральной Службы Безопасности не хватает сил контролировать даже и десятую часть того, что она получила право контролировать.

Очень хочется увидеть, как депутаты позволят спецслужбам контролировать всё, а потом насладиться беспомощностью спецслужб. Но нет. Мы покочевряжемся. В ответ на каждое выступление господина Фролова мы (пока нас всех не проконтролируют) будем орать, что оно противоречит основным правам и свободам человека и ведет к установлению диктатуры.

Потому что оно противоречит основным правам и свободам человека и ведет к установлению диктатуры.