Главный вопрос

Представьте себе школьника, которому поставили, например, двойку, а у него не оказалось дневника. Школьник, разумеется, приводит массу объяснений отсутствию дневника. Потерял. Уронил в пропасть. Описала кошка. Сгорел на пожаре. Учитель не верит ни единому:

— Иванов, не морочь мне голову, давай дневник!

Когда Министерство обороны задумало сократить число военных кафедр в вузах, у всякого здравомыслящего человека в России возник единственный вопрос: «Каковы гарантии, что сокращение числа военных кафедр в вузах не вырастит нам коррупцию в военкоматах?»

Мы задаем простой вопрос:

— Господин Иванов, не для того ли вы сокращаете военные кафедры в вузах, чтоб офицеры в военкоматах получали больше взяток?

И ждем ответа.

И вот сегодня Министерство обороны, наконец, объявляет, как именно теперь будут устроены взаимоотношения образования и армии.

Во-первых, нам сообщают, что вместо 60 тысяч мест на военных кафедрах будет теперь в России 9 тысяч мест. И мы спрашиваем: «Значит ли это, господин Иванов, что 51 тысяча молодых людей ежегодно станут теперь уклоняться от службы в армии не методом поступления в вуз, а методом дачи взятки в военкомате? И как министерство собирается бороться с таким наплывом потенциальных взяткодателей?»

Нет ответа.

Во-вторых, нам сообщают, что 33 вуза будут теперь готовить военных специалистов на контрактной основе. Так делают, например, в Америке. То есть, если у молодого человека в Соединенных Штатах не хватает, например, денег, чтоб учиться в университете Лиги Плюща, то этот молодой человек может пойти в армию и спросить: «Армия, ты хочешь иметь офицера, окончившего университет Лиги Плюща? Тогда заплати за меня, а я потом отработаю». Армия платит за образование тех молодых людей, которые ради хорошего образования готовы послужить в армии, но не говорит молодым людям, что либо те пойдут в армию офицерами, либо все равно пойдут, но солдатами.

Это похоже на гоп-стоп, то, что нам предлагает Министерство обороны: либо мы тебя ограбим, либо все равно ограбим, но еще и убьем – вот и выбирай.

Учиться по контракту за счет армии имеет смысл, только если армия контрактная. Студент, таким образом, обменивает свободу выбора профессии на деньги, уплачиваемые армией за его образование. У нас же выходит, что молодого человека мытьем или катанием, а в армию все равно заберут. Так не легче ли молодому человеку отслужить уже в армии или откупиться от армии, а потом учиться, где бог на душу положит? И опять мы задаем единственный важный во всей этой истории вопрос:

«Почему, господин Иванов, при таком положении дел молодые люди, не желающие служить в армии, воздержатся от попытки коррумпировать военкоматовских офицеров, и какие у вас есть гарантии, что военкоматовские офицеры воздержатся от получения взяток?»

Ни в коем случае не подумайте, будто я всех офицеров считаю взяточниками, но ведь достаточно и одного взяточника на военкомат, чтобы перенаправить финансовые потоки из вузов, где закрылись военные кафедры, в военкоматы.

В который уже раз мы спрашиваем:

«Господин Иванов, помилосердствуйте, ну что вы нам морочите голову, честное слово? С этой реформой военных кафедр нагорожено у вас так сложно, как не всякий школьник нагородит, оправдывая потерю дневника. А вопрос-то простой: как победить коррупцию?»

Как только коррупция будет побеждена, здоровые молодые люди все сплошь пойдут служить, а не очень здоровые все сплошь не пойдут. Немедленно выяснится, что здоровых молодых людей на всеобщий призыв не хватает, и волей-неволей придется делать армию профессиональной. Вузы немедленно начнут продавать людям образование, а не отсрочку от армии, и половина вузов закроется, а в оставшихся не будет военных кафедр. Армия начнет платить вузам за подготовку гражданских специалистов для армии. А военных специалистов будет готовить сама в военных училищах и академиях.

Вот так было бы понятно. А сокращение числа военных кафедр напоминает басню Крылова «Квартет».