Смертный человек

Я очень хотел бы знать, существует ли в мире что-нибудь дороже безопасности президента Путина.

Вот давеча, когда президент Путин приезжал открывать новое здание верховного суда, в Москве с Поварской улицы за несколько часов эвакуировали, вернее переместили несколько десятков автомобилей. Ну, просто подъехали ночью эвакуаторы, погрузили равно правильно и неправильно припаркованные частные машины и увезли квартала за два, чтобы не мешали кортежу президента.

Наутро владельцы автомобилей проснулись, кинулись искать свою частную собственность, звонили в милицию, а милиция говорила: не беспокойтесь, это не угон, поищите в ближайших переулках, наверняка где-нибудь там ваша собственность стоит эвакуированная.

Примечательно, что многие владельцы перемещенных автомобилей, отнеслись к безопасности президента с пониманием. Многие люди, еще с детского садика знающие, что брать чужое нельзя, даже если просто взял поиграть, а потом вернул на место, не решились распространять детсадовские правила приличий на президента РФ. Почему-то многие верят, что президентской службе охраны можно брать чужое без спроса.

Поверим и мы. Давайте поверим, что безопасность президента – это такая жизненно-важная для всякого россиянина ценность, что ради нее можно прятать по закоулкам частные автомобили. А что еще можно?

Перекрывать весь новый Арбат на время следования кортежа можно? Можно. Эвакуировать машины из тех мест, где они стесняют свободу перемещений президента, можно? Можно, как выясняется.

А можно ли, например, выселять неблагонадежных граждан из квартир, выходящих окнами на маршрут следования президентского кортежа. Нельзя? Почему вы так думаете? Потому что никого еще у нас не выселяли с Кутузовского проспекта и Нового Арбата? Ну, так ведь и автомобили с улиц, потребных президенту для проезда, тоже раньше десятками не эвакуировали.

Подумайте, пожалуйста, вдруг на Кутузовском проспекте с видом на кортеж живет террорист, обладающий купленной на черном рынке ракетой земля-земля. Так надо же его немедленно выселить, гада. И поскольку с Поварской убирали не ту именно машину, которая мешала президенту проехать, а все машины на всякий случай, то логично тогда и с Кутузовского выселить не злонамеренного ракетчика, а на всякий случай всех граждан, живущих с видом на кортеж. Кроме дипломатов, разумеется, поскольку и с Поварской не эвакуировали машины с дипломатическими номерами.

Если подумать хорошенько, то заботой о личной безопасности президента можно мотивировать любое ограничение прав и свобод граждан. Но если подумать еще лучше, логично же будет хоть где-то, хоть на каком-то уровне безумия положить безопасности президента предел.

Давайте зайдем с другого конца. Можно ли, например, уничтожить все население России, если население, например, будет мешать президенту кататься на горных лыжах или еще как-нибудь будет угрожать президентской безопасности? Не исключено, что рассуждаю романтически, но мне почему-то хочется думать, будто уничтожать все население России ради безопасности президента Путина нельзя.

А что еще нельзя? Город какой-нибудь можно уничтожить ради безопасности президента? Какое-то внутреннее чувство подсказывает мне, что и город нельзя уничтожать тоже.

А дом? А самолет?

Сознайтесь, пожалуйста, что смутное гражданское чувство подсказывает вам: если в России ради безопасности президента будет уничтожен дом с мирными жителями или самолет с мирными пассажирами, вы попереживаете, конечно, но признаете действия президентской службы охраны правомерными.

Безопасность – прежде всего. Особенно безопасность президента.

Парадокс ситуации заключается только в том, что рано или поздно, не смотря на все усилия ФСО, президент Путин умрет.

Просто потому что он смертный человек.