Новости

Бабский ужин вместо секса

Светский обозреватель

Глава ММКФ Никита Михалков один в один повторил слова, сказанные Александром Роднянским о его фестивале «Кинотавр»: «Кинематографисты стали трезвыми — нынче совсем не то, что раньше». Видимо, этот факт произвел большое впечатление на господина Михалкова — он повторял слова Роднянского и на закрытии своего фестиваля, и на званом ужине Vogue. Также он добавил, что в прошлом году люди обменивались приглашениями на тусовки, а в этом году обмениваются билетами в кино и ходят на просмотры, а тусовочная часть вторична.

На самом деле, если на «Кинотавре» был выбор пить/не пить, тусоваться/не тусоваться, то ММКФ такого выбора не оставлял: светская составляющая этого фестиваля так уныла, что отвращение к тусовке почувствовал бы даже самый забубенный прожигатель жизни. В отличие от Америки, светская активность Московии бурлит около денег и власти, но никак не вокруг кино. Тем не менее глянцевые журналы, устраивающие под эгидой ММКФ свои вечеринки, тянут кинопроцесс за уши в свет.

За несколько дней до вечеринки журнала Hello вдруг выяснилось, что на нее нет денег. В итоге мероприятие собирали буквально на коленке. И — поймите меня правильно — для аврального мероприятия оно получилось очень даже неплохим. Отдельно хочется отметить высокий профессионализм бренд-менеджера Вероники Танаевой — эта девушка вякнула светскому обозревателю «Ъ»: «Если вы не получили приглашение на наше мероприятие, значит, вас не пригласили».

Все происходило в дружественном главреду Hello Светлане Бондарчук ресторане «Ваниль». Зал разделили на две части — вип и не вип. Козырные гости — Татьяна и Валентин Юмашевы, бизнес-леди Ольга Слуцкер, баскетболист Андрей Кириленко, директор Михайловского театра Владимир Кехман — сидели на веранде, которую, чтобы не обижать всех прочих, лицемерно обозвали «рабочей зоной». Актриса Вера Глаголева сидела в каком-то углу. Часть гостей попасть на веранду не могли, и, чтобы не встречаться с ними глазами, хозяйка вечера Светлана Бондарчук избегала смотреть на вход.

Со словами «Света, реально пришел только из-за тебя!» в ресторан вошел Никита Михалков. Речь госпожи Бондарчук транслировали на веранде, но ее почти никто не слушал: «Ваниль» неожиданно вкусно кормила, и это затмило бессодержательную содержательную часть.

В прошлом году на вечеринке Hello в клубе «Мост» чествовали самых красивых советских актрис, и это было вполне «патиобразующим» обстоятельством. В этом году, хоть по залу и разгуливал миманс а-ля французское кино, точки сборки у вечеринки не было. Девушки в очередной раз выгуляли свои платья. Друзья четы Бондарчук провели приятный вечер. Почти никто не обратил внимания на партнеров вечера — кинопрокатную компанию ЦПШ. И, кстати, гостеприимство «Ванили» оказалось не совсем бескорыстным — некоторым гостям (в их число попал и Дмитрий Дюжев) в конце вечера принесли счет.

На ужине журнала Vogue в ресторане «Большой» было много прекрасно одетых женщин, достойных самого лучшего: прелестные сестрички Кутеповы, появляющиеся в свете всего раз в год, как раз на этом ужине; Рената Литвинова в остро-сексуальном наряде: из-под прозрачного гипюрового платья виднелось нижнее белье ретро-фасона, а на плече у звезды восседала здоровая бриллиантовая брошь антикварного вида. (Шортики и гипюр — это очень опасная тема: шаг влево, и ты уже клоун, но Рената с ней справилась.)

И тем печальнее, что мужчин детопроизводящего возраста и направления, как и в прошлом году, почти не было. Vogue по-прежнему не формирует вокруг своего киноужина пул влиятельных мужчин, и это странно: ведь на знаменитом воговском аукционе матрешек правильные мужчины были. Светская жизнь изначально сексуальна. Как только мероприятие становится бабским ужином, из него уходит жизнь: бабских ужинов в Москве и так хватает.

Обещанный Люк Бессон на ужин Vogue не пришел. Главной звездой вечера была актриса Эммануэль Беар. В милом девичьем тюлевом платьице, с простым пучком волос она казалась немножко неприбранной. Никита Михалков забежал буквально на тридцать секунд. По традиции, он пришел не в настоятельно рекомендованном black tie, а в протестном casual. Этот вопрос главред Vogue Алена Долецкая обсуждает с господином Михалковым каждый год, и отказ от смокинга уже сам по себе стал программным.

«Вы мне приглашение не послали, — принялся кокетничать господин Михалков, — и я не знал дресс-кода. Вот, теперь я как из шахты».

Представление о «луке» шахтеров у господина Михалкова не менее точное, чем о дресс-коде колымских заключенных. Vogue-style-шахтер был одет в летний парусиновый пиджак в полосочку, роговые очки и широкие брюки.

Тенденция «хавать политику», так широко проявившаяся на «Кинотавре», продолжилась и на ММКФ. В этом сезоне в светском обществе расцветают зачатки сознательности. Абсолютно доброжелательно и чуть вскользь Ольга Слуцкер рассказала соседям по столу о том, как ездила на Селигер к «Нашим» проповедовать здоровый образ жизни. С этого все и началось. Кирилл Серебренников решительно осудил «нашизм». В ответ ему заметили, что он сам сейчас ставит романчик «Околоноля», а кто его автор, всем почти известно. На этих словах к беседе присоединились соседние столы, и разговор окончательно съехал в политику.

Беззаветно и бескорыстно преданный культуре режиссер Серебренников заметил, что «во Франции в кризис никто не срезал расходов на культуру, и если народ не приобщать к культуре, то человекомасса превратится в нечто страшное». (Театральное воплощение «Околоноля» как раз, видимо, и поможет посеять разумное, доброе, вечное и окультуриться массам.) Самым прогосударственным оказался Владимир Кехман: «Мы сами виноваты, — заметил он, — что мы стоим с протянутой рукой вместо того, чтобы зарабатывать». «Культура не приспособлена для того, чтобы зарабатывать», — ответил на это господин Серебренников.

Модельер Алена Ахмадуллина после развода и раздела бизнеса с актрисой Оксаной Лаврентьевой потихонечку становится изгоем в обществе. Цена дружбы со светскими львицами стала очевидной, когда у почти сбитой летчицы вдруг не осталось подружек. На вечеринку Vogue она пришла с актрисой Екатериной Волковой, которая в силу простодушия не сечет светскую фишку. Кстати, у госпожи Волковой есть манера сажать к себе на хвост ушлых барышень, желающих пиариться и тусоваться в спарке. На «Кинотавре» эта актриса выгуливала еще одну девушку-атаку — начинающую актрису Ольгу Ефремову, племянницу Михаила Ефремова.

Валентин и Марина Юдашкины на ужине не рассиживались — покружили-покружили, да и ушли: на следующий день, в субботу, ожидались две свадьбы. Управделами президента Владимир Кожин женил сына, а вице-премьер Александр Хлопонин выдавал замуж дочку Любу. И вот там-то — на стыке власти и капитала — и ожидалась настоящая светская жизнь с полновесными светскими героями — Михаилом Прохоровым и прочими «форбсами» из первого десятка.

Вечеринка закрытия ММКФ была настоящим адом: чудовищное количество некрасивых, отвратительно одетых и не известных никому, кроме своих мамы и папы, людей. Духота и мошкара в шатрах для випов, притом, что и двух калек вип-категории насчитать не удалось — не было даже Аркадия Укупника. Ну и весь московский профсоюз халявщиков, охотников за посудой и даровым хавчиком, вооруженный вип-браслетами.

А вот насчет того, что фестиваль стал очень приличным, трезвым и нетусовочным, — это вы бросьте. Светская жизнь остается таковой, пока в ней есть секс. Так вот, глоток жизни импотентному фестивалю обеспечил семидесятитрехлетний Клод Лелуш: в начале ММКФ он отправился в рассадник порока Night Flight снимать девок.