До Моники ли нам

Божена Рынска о приеме в посольстве Италии

Прием с Моникой Беллуччи давал новый посол Италии в России Антонио Дзанарди Ланди. На приглашении, правда, значилось: «ужин в честь Доменико Дольче и Стефано Габбана», однако все московские «все» пришли именно на Монику Беллуччи.

Перед одним из крупнейших и красивейших особняков Москвы — особняком Берга, в котором находится посольство Италии, — была расстелена красная дорожка. Сам Денежный переулок был перекрыт, к тому же на соседней улице раскорячился и все никак не мог повернуть старенький автобус, так что ситуацию в округе вполне можно было назвать транспортным микроколлапсом. Озябшие гости покорно позировали на ступенях особняка. Внутри, впрочем, было хорошо натоплено. Посол Италии Антонио Дзанарди Ланди и его супруга Сабина встречали каждого гостя поименно.

Принимающая сторона — посольство Италии — со своей стороны сделала все безупречно: убранство, качество еды, вышколенность официантов и даже то, что очень сильно декольтированные дамы могли расслабленно наслаждаться итальянской кухней, а не кутаться в шали, пледы, меха, а также пиджаки своих мужчин, — тоже говорило о внимании хозяев к деталям. На стене залы, где проходил ужин, висела картина «Суд Париса» кисти художника 16 века Франческо Морандини, прозванного Поппи.

Спонсор Martini Gold вел себя более чем деликатно. Вообще, PR-политика этого бренда — одна из самых грамотных на российской гламурной поляне. Они бьют редко, точечно и не скупятся на звезд. Несколько лет подряд Martini делали шумное массовое мероприятие All that Glam, где предъявляли бомонду таких звезд, как Гвинет Пэлтроу и Джуд Лоу. Одно из промежуточных мероприятий пару лет назад — ужин в честь новой бутылки Martini Asti — просело именно из-за того, что организаторы в кризис поскупились на настоящую звезду, а сама по себе новейшая форма «пузыря с бухлом» для нашего бомонда никак не повод собраться. Ошибка была учтена, и в этом году новый стиль Martini Gold, который как раз и сотворили Доменико Дольче и Стефано Габбана, был вроде бы и поводом, но позиционировался крайне деликатно — бренд себя не выпячивал, даже прятал, а хедлайнером мероприятия стала Моника Беллуччи.

Вообще, в этот вечер было много поводов, чтобы собраться, и каждый находил в мероприятии что-то свое. Например, Иван Ургант, хоть и сидел за столом с самой Моникой, признался, что пришел на диджея Фарелла Уильямса, который приехал вместе с суперзвездами. У господина посла и его супруги были свои резоны праздновать: в этот вечер отмечалось 150-летие независимости Италии. У одного из организаторов — так резво поднявшегося за прошлый год промоутера Михаила Друяна — в этот вечер вообще был день рождения, за который и выпили Евгения Милова, Олеся Судзиловская, Оксана Бондаренко и Юлия Визгалина.

Столы были названы итальянскими именами. Так, я сидела за столом по имени «Паоло». А за соседним столом, именуемым «Чезаре», племянница Доменико Дольче Джозефина приглашала Сати Спивакову разделить сезон на вилле Доменико и Стефано, и госпожа Спивакова сказала, что, может, действительно окажется летом в Портофино и разделит.

Танцовщик Николай Цискаридзе, сидевший за тем же столом, признался Джозефине, что хотел в свое время написать Доменико и Стефано письмо о том, что у него никогда не было старших братьев и если бы у него был шанс, то он любил бы дизайнеров, как сорок тысяч братьев.

За столом с Моникой Беллуччи сидели Аркадий Новиков, Владимир Познер, Иван Ургант, и, конечно, сам посол. Господа Познер и Ургант пытались разговорить гостью и даже пригласили ее сниматься в своем новом фильме о Франции. Никто с чужих столов, кроме Филиппа Киркорова, к Монике не подходил, и вокруг нее сформировалась такая, что ли, зона отчуждения.

И вот что интересно: звезды пришли исключительно на Монику Беллуччи. Не было бы Моники, просто опрокинуть по рюмашке бренда — ни в жисть бы не зашли. И в то же время интересовались все московские «все» только своими.

Меньше всего внимания на Монику Беллуччи обращал стол, за которым сидели Федор Бондарчук, Ксения Собчак, Ульяна Сергиенко и Наталья Синдеева с мужем Александром Винокуровым. Выставка достижений народного хозяйства: Синдеева страшно хвасталась успехом своего телеканала «Дождь», действительно — смотрят все. Федор Бондарчук хвастался заводами и пароходами, которые он строит, Ульяна Сергиенко хвасталась бриллиантом чудовищного размера — примерно с глаз Филиппа Киркорова. Девичьи души каменюка тревожил, скажем честно, — такой большой, что хоть топиться с ним идти. На Светлане Бондарчук красовалась «Лейка» — еще одна гражданка решила стать папарацци. Единственной тихой парочкой были Оксана Лаврентьева с Александром Тереховым. Госпожа Лаврентьева, счастливо вышедшая замуж, не хвасталась ничем, но явно хотела домой к мужу.

Когда все отхвастались, между сорбетом и переходом к чаепитию, от стола к столу стала потихонечку перетекать сплетня: телеведущая Дарья Спиридонова ушла от мужа и романит с каким-то олигархом, причем олигархом с канала РТР. История быстро облетела зал — боже мой, до Моники ли нам, когда тут на РТР олигарх завелся! Простодушные ринулись допрашивать Софико Шеварнадзе, которая сказала: «Она мой друг, окей? Что я могу сказать…» И тогда хитроумные затеяли независимое расследование — кто первым сказал «мяу»? Ниточка по обыкновению привела к Ксении Собчак, она-то и «выпыщила», как сейчас модно говорить, эту хохму в свет, остальные гости стали лишь разносчиками заразы.

После сорбета Моника решительно встала. Остальные гости тоже моментально снялись с якоря и, зацепив по пути итальянских сладостей в каминном зале, помчались на афтепати в «Гараж». И там в первый раз за всю историю этого культурного центра устроили «лайлу» в духе прежних, масштабных мероприятий Martini.