Сити-захребетники

Граждане предпочитают выбирать городских управителей сами

Эта осень – настоящая осень контрастов. Между очевидным гражданским оживлением и наступлением властей на то немногое, что еще остается живым в политической системе.

Живого там и так-то немного. Единственное звено системы, еще зависимое хоть отчасти от воли избирателей, — это выборы мэров. Даже единый день голосования преподнес на этом участке несколько сюрпризов, хотя качество работы всех фильтров, барьеров и капканов было, по единодушному мнению знатоков, куда более высоким, чем в прошлые разы.

Понятно поэтому желание властей что-то с этим сделать. Ведь градоправитель, в отличие от безвластного депутата, человек, многое решающий. А

в картине мира главных наших начальников нет места ситуациям, в которых люди, что-либо решающие, были бы обязаны своими должностями рядовым гражданам и, соответственно, имели бы склонность им угождать. Назначения должны идти только сверху вниз, угодничество – только снизу вверх.

Эпопея с заменой московского мэра как-то заслонила то, что происходит в других городах. Хотя она и сама по себе очевидная веха. Впервые за 20 лет в одной из столиц появляется градоправитель-назначенец, абсолютно не связанный с избирателями. Москва и Петербург когда-то были пионерами конкурентных выборов. В 1990-м их возглавили председатели свободно избранных советов, а год спустя – выбранные гражданами мэры.

И даже когда эпоха выборов закончилась, Кремль еще довольно долго сохранял на должностях бывших избранников. И вот ставится точка, а чтобы урок был особенно нагляден, в списке кандидатов на назначение нет ни одного человека, которого поддержали бы москвичи, дай им волю.

В точности повторить то же самое с прочими городами, субъектами федерации не являющимися, мешают, как известно, международные обязательства. Простейший способ эти обязательства обойти – заменить прямые выборы глав муниципальных образований назначением их в местных советах из числа депутатов и под надзором регионального начальства.

Но в нашей модернизирующейся державе на первом плане все-таки менее дубовые и более изощренные схемы. Главная из которых – отбор по «конкурсу», а затем наем по контракту сити-менеджера, безупречного специалиста, берущего на себя всю черную управленческую работу и оставляющего главе города (избранному из депутатов) только самое лакомое – отправление протокольно-ритуальных обязанностей.

Отшлифованный вариант такой схемы в этот вторник узаконен, наконец, в Екатеринбурге. На сегодня это самый большой город, над которым данная начальственная идея одержала победу. Не без хлопот, разумеется. Долгие месяцы упирались консерваторы-депутаты, упирался действующий мэр Чернецкий, местный аналог Лужкова, да и горожане не выказывали ни малейшего восторга. И вот, наконец, доводы разума возымели действие.

К тому же уральскому мегаполису, в духе нашей либерализующейся эпохи и снисходя к местным вольнолюбивым предрассудкам, был продиктован компромисс, уже использованный в других сложных городах. А именно. Глава города (он же председатель гордумы), наделяемый правами английской королевы, будет-таки избираться всенародно («по единому городскому округу»). А сити-менеджер, наделяемый всеми остальными правами, будет назначаться комиссией, составленной областным губернатором из своих чиновников с добавлением нескольких местных депутатов.

Вполне в духе анекдота о демократически организованной семье, где, если мнения совпадают, то решает муж, а если расходятся, то жена.

Осталось уточнить, что на этот счет думает народ. То есть, что он думает относительно отмены выборности губернаторов и мэров, хорошо известно. По всем замерам, ему это не нравится. Но может быть, такое умное слово, как сити-менеджер, оказывает на публику некое волшебное действие?
Вот всероссийский опрос фонда «Общественное мнение»: «Во многих городах… руководство… разделено между мэром и сити-менеджером. Мэр… занимается стратегией, церемониями… А сити-менеджера нанимает городской совет для решения текущих задач управления городом…» После этого детального, хотя и слегка приукрашивающего реальную картину предуведомления,

меньшинство опрошенных (21%) заявило, что в его городе сити-менеджер нужен, большинство (43%) – что он не нужен, а остальные уклонились от ответа.

Что же касается осведомленности о наличии в своем городе сити-менеджера, то почти половина (46%) участников опроса вообще не в курсе, есть он у них или нет; 44% знают, что его нет, а 10% полагают, что он у них есть (но при этом половина из них затрудняется хоть что-нибудь сказать о качестве его работы). Славы себе эти должностные лица явно не снискали.

Но самое занимательное – это расклад мнений среди тех, кто считает, что сити-менеджер их городу не нужен (таковых, напомню, 43%). Так вот, в этой отторгающей сити-менеджеров группе опрошенных 55% считают, что их город управляется неэффективно, и только 29%, что эффективно. То есть недовольство собственной городской властью здесь даже выше, чем по выборке в целом (где неэффективным свое городское управление называют 46%, а эффективным – 32%). Иначе говоря,

недовольство состоянием местных городских дел вовсе не конвертируется в желание отказаться от собственных избирательных прав и получить очередного назначенца-захребетника.

Хитроумное название не срабатывает, и никакой альтернативы в «сити-менеджерах» рядовые граждане не видят. Как и во всех остальных формах навязывания им руководителей сверху.

Как бы доходчиво ни разъясняло начальство людям, что они дураки, они упорно предпочитают сами выбирать себе управителей, даже и не будучи довольны теми, которых выбрали раньше. Какое-то время на это их предпочтение можно и плевать, но уж, конечно, так не получится делать всегда.