Ярмарка бесславия

Предвыборное безденежье властей заставляет их заменять традиционный подкуп народа целым дождем суррогатов

Наши большие политики махнули рукой на большую политику. Что не выходит, то не выходит. А если так, то зачем привлекать внимание к неприятному? Лучше уж спеть, как Путин на олимпийской завалинке: «Этот мир придуман не нами».

Какой, заметьте, контраст с предыдущим нашим предвыборным годом, с 2007-м. Если понимать под словами «большая политика» курс, основанный на каких-то увязанных посылах и расчетах, нацеленных хотя бы на несколько лет вперед, то она тогда существовала и твердой рукой проводилась, хотя, допустим, и не каждому нравилась.

Помните «План Путина»? Что в нем записано, так никто и не узнал, но все ведь было понятно и без слов.

Как и положено в конце выборного цикла, каждый россиянин сообразно заслугам получил тогда какой-нибудь приз. Серьезные люди делили между собой страну. Тогда было что делить. И народу еще кое-что осталось. Реальные доходы граждан в 2007-м выросли как-никак на 12%.

Удваивался ВВП. Он и тогда, конечно, еще не удвоился, но темпы его роста в том же 2007-м (8,5%) вселяли уверенность, что это произойдет в самые ближайшие годы. Царила стабильность, крепилась вертикаль, закручивались гайки. Все двигалось в одном направлении. Казалось, этот мир придуман начальством, да еще и слажен надолго. Скрежет разномастных узлов государственной машины сливался в своеобразную гармоническую мелодию. Предвыборные мероприятия ни в чем не противоречили политике дальнего прицела. Наоборот, смотрелись как естественный ее этап.

Прошло всего четыре года — и какой сумбур вместо музыки сейчас. «Мистер Фикс, у вас есть план? – У меня есть два плана!» И у Путина сегодня два плана. Точнее, скоро будут. Один («Стратегия-2020») полгода назад заказан сановным экономистам Кузьминову и Мау, а сочинение второго (пятилетки «Народного фронта») поручено на днях отставному чиновнику Федорову. Учитывая различия в авторских почерках и уровне научных познаний, планы получатся довольно-таки разные. Какой шаг назад от мудрой бессловесности «Плана Путина»-2007!

Однако спишем зигзаги планотворческой деятельности на извинительную предвыборную нервозность. Но, кроме тактики, вроде бы должна еще существовать и стратегия? Политика дальнего прицела. Есть ли она и в чем ее изюмина? Стратегии нет, а изюмина есть. Эта изюмина заключается в том, что

власть сейчас одно за другим отменяет собственные стратегические решения, принимавшиеся год-два назад с большой помпой и многозначительными выражениями лиц.

В глаза сейчас больше всего бросается суета вокруг социальных взносов, только что повышенных с 26% до 34%, а теперь приговоренных так или иначе быть пониженными. Этому мероприятию заведомо предстояло провалиться, но все равно решили попробовать — посмотреть, что будет. «Пенсионная реформа», единственной идеей которой было несуразное выжимание денег из экономики, едва стартовав, повисла в воздухе. Но ведь руководство у нас не обязано оправдываться, какую бы нелепость ни сотворило. Достаточно сыграть назад, раз уж столько протестов.

Притом кувыркание со взносами вовсе не исключение. Принять какое-нибудь решение грандиозного масштаба, а потом начать от него шарахаться — это уже почти правило. Вот совсем еще недавно искали (и вообразили, что отыскали) золотую середину между отменой призыва в армию и его сохранением. Призыв оставили, а срок службы уменьшили вдвое.

И вдруг сюрприз. Оказывается, призывников не хватает. В прошлом году этот факт еще пытались не заметить — в этом уже начали признавать. План весеннего призыва 2011 года сокращен до 219 тысяч против 271 тысячи год назад. И дальше придется сокращать, причем гораздо сильнее. Демографическая яма десятых годов просто не позволит набрать рекрутов. Об этом с полной точностью можно было узнать многими годами раньше, заглянув в сводки рождаемости. Но «военную реформу» начали с кондачка. Возможно, наверху сегодня еще не вполне догадываются, что ее придется переигрывать, но в скором времени осознают. Деваться ведь некуда.

И такие же свежие решения, по каким-либо очевидным причинам невыполнимые и поэтому отменяемые жизнью, сегодня можно перечислять десятками. Сказать «легкомыслие, неспособность прогнозировать» значит высказать незаслуженный комплимент. Это уже другая стадия. Это вообще отказ что-либо реально прогнозировать.

Прогнозов больше нет. Есть только прожектерство.

После того как кризис пустил под откос фирменную путинскую стабильность и в руководящих умах зашевелилось подозрение, что этот мир придуман не ими, резко упала не только последовательность, но и простейшая осмысленность любых их решений, больших и малых. На всем печать импровизации, эмоций, нашептываний каких-то случайно оказавшихся у начальственного уха людей.

Вот вроде бы заранее было известно, что к выборам потребуется увеличить народу денежное содержание. Обычай такой. И если бы горизонт начальственного предвидения не стал так мал, то пенсии, разумеется, повысили бы не в прошлом году, а в нынешнем. Придержали бы деньги. Но оказывается, первые лица просто поленились догадаться, что в этом году с финансами станет плохо. И

традиционные раздачи благ сейчас наскоро заменяют байками о каких-то будущих сокровищах, которые якобы в скором времени свалятся на голову, о французском уровне ВВП на душу в 2020-м году. Нелепость очевидна, но ведь за правдоподобием никто и не гонится.

Юмор ситуации заключается в том, что и с верхним слоем сейчас обходятся точно так же. Вместо конкретных распилов, которых он ждет сегодня, ему сулят какие-то сказочные распилы через пять-десять лет. Самый грандиозный из всех – оборонный заказ на 20 трлн рублей к 2020 году. И тем, кто о нем говорит, и тем, кто слушает, наверняка понятно, что это нереально. Но раз уж не выходит насытить аппетиты сегодня, то исполняется хотя бы ритуал обещаний.

И так по всем направлениям. На много лет вперед расписываются великие инвестиции в армейских и полицейских офицеров. В железные дороги. Или в дороги просто. С пятилетней программой их сооружения как раз на днях выступил премьер Путин. Понятно, что в этой программе главное вовсе не автодороги как таковые (проектируемые на пять лет 14 тысяч км – цифра сугубо символическая: это столько, сколько строит для себя Китай каждые полтора месяца). Главное тут – внушительные деньги, которые предполагается собрать и разделить между лоббистами. Но даже их сегодня нет. Есть только обещания. А на них популярность не выстроишь. В том числе и поэтому из страны бегут капиталы.

Предвыборное безденежье властей заставляет их заменять традиционный подкуп народа целым дождем суррогатов. Причем в основном импровизированных, несущих на себе печать спешного и неаккуратного придумывания. Этакая стрельба по площадям. Нарфронт – промах. Техосмотр – попадание. Можно еще что-то непопулярное приостановить на год. Или, наоборот, по ошибке придушить что-нибудь популярное. Можно кого-то наказать. Ну хоть Голикову, Фурсенко, а с ними заодно, для ровного счета, Михалкова. Или, наоборот, заменить обоих Михалковым. Или сделать приятное националистам. Или, наоборот, проклятым либералам.

Прелесть момента именно в полной бессистемности всех этих уже сделанных или только еще возможных предвыборных жестов.

Они не складываются ни в какую политику. Политики больше нет. Наша власть ее переросла, изжила и хочет одного – просто остаться властью.