Два счастья — русское и цыганское

Игорь Свинаренко кочует с цыганами по Европе

В Европе проблемы с цыганами.

А нам что по этому поводу — радоваться, печалиться или равнодушно зевать?

Чтоб вникнуть в проблему, я не то чтобы поехал в табор в Париж или Бухарест, и даже не в Ебург совещаться с экспертом по цыганским вопросам Евгением Ройзманом, который сражается против цыганских и иных наркодилеров, но поступил мудрее. Я обратился к искусству, которое в своих лучших образцах передает глубинную суть жизни, а не просто холодную фактуру.

На этот раз я выбрал фильм Эмира Кустурицы, великого балканского и мирового режиссера. Я для начала кинулся смотреть «Время цыган», многосерийную версию шедевра, но не потянул: длинновато. Сериалы утомили человечество и, видно, скоро умрут. Тогда я взял короткую, меньше двух часов, версию, которая на Балканах называется «Дом для повешенного».

Ну и, значит, там живут себе цыгане. Поют, играют на музыкальных инструментах, играют в азартные игры, иногда до полного проигрыша. Выпивают, не без этого. Живут разносторонней личной жизнью: играют свадьбы, рожают детей (от разных отцов), знахарствуют… Все как у людей. Причем иные даже работают! Просто как белые люди!

В деревню – или уж я не знаю, как назвать этот бидонвиль, эту нахаловку, жалкий самострой – приезжает богатый цыган, в белом костюме, со свитой, с молодой женой и маленьким сыном. Эта команда вообще-то работает в Италии, ей все завидуют, и вот они завернули на родину на побывку. Сын этого цыганского микроолигарха заболел, и местная колдунья, бабка главного персонажа, влюбленного в соседку пацана, лечит больного. Счастливый отец, натурально, предлагает денег. Старуха же хочет другую плату: она велит отдать ее внучку в больницу, бедняжка хромает. Не вопрос! – отвечает важный цыган, баро, то есть старший, или в русском обиходе «барон». Бригада трогается в путь. По дороге закинули хромоножку (ей лет 10, что-то в этом роде) в больницу – и вперед, на работу, их ждет прекрасная Италия!

В которой они не гадают, не играют на скрипках — кому это нужно? – но расставляют сирот и убогих на стратегических перекрестках и площадях, и те, прикидываясь кончеными инвалидами, попрошайничают. Сирот этих цыгане, вопреки черному пиару, не воруют, а честно покупают у добрых людей. Главный персонаж, он же Брат, приподнимается в этой иерархии и становится правой рукой барона. И даже выполняет его ответственные поручения – закупает новых сирот и инвалидов. Похоже на торговлю нефтью: никакого производства, никаких инвестиций, пользуйся тем, что природа произвела! У Брата, кстати, тоже рождается ребенок, точнее у его невесты, не до конца понятно, от кого. Тут же и барон начинает сомневаться: а своего ли сына он воспитывает? И предлагает Брату продать этих сомнительных детей, купить новых сисястых жен и нарожать уж точно своих собственных потомков. Брат готов купить жену своему напарнику, а насчет своих дел сомневается. Слово за слово, в какой-то момент выясняется, что сестра Брата и его сын – все выкинуты на улицу и там побираются. У барона же безотходное производство!

И вот Брат находит своих самых близких людей и везет их, малолетних, поездом на родину, к бабке. Но вдруг он (а это самый положительный персонаж) бросает детей за границей одних в купе поезда — и мчится мочить барона: надо ж отомстить! Ну, как-то он мочит врага, и его мочат, то есть все хорошо кончается: победила, как говорили в КВН, дружба. Тело Брата везут на родину и там готовятся к похоронам, у него глаза уже прикрыты пятаками – и эти покойницкие монетки ворует его сынок, вызывая восторг цыганской общественности. Будет, значит, из парня толк!

Вот такие веселые и добрые люди цыгане. И, конечно, Европа рада их пустить к себе — а пусть кочуют! Добро пожаловать! Красота! Экзотика! Цыгане – носители свободы и демократии, и кого ж пускать в Европу без границ, как не этих ребят, которые уж сколько веков плюют на границы, на государства и законы!

Конечно, логичней все бросить и пустить в Европу без виз не кого-то, а именно цыган, а не, допустим, русских. Куда нам тягаться с цыганами! Мы люди, конечно, экзотические, но до цыган нам, признаемся откровенно, еще далеко...