Каналы демократии

Игоря Свинаренко порадовало широкое обсуждение темы Лужкова

Как верно заметил в своем выступлении товарищ Медведев (литая фраза — сама собой прям написалась), нельзя сказать, что в России нет демократии — она ведь есть. И наступление на Лужкова тому прекрасное подтверждение — это я уже от себя. Сколько было недовольных тем, что главные СМИ молчат про батуринско-лужковские миллиарды! И вот — нате, радуйтесь! Наехали на фигуранта по полной! Теперь читатель ждет увольнения виновного и даже, может, чего пострашнее.

Но! «А где посадки?» — про это спрашивал чекист, а вовсе не президент. Я не об уголовной составляющей, а о прозрачности, без которой какая ж демократия! Новый уровень прозрачности лужковского дела — это, никак с этим не поспоришь, шаг к демократии. Никто теперь ничего не скрывает. Ура. Но! Принимать меры по выступлениям СМИ — это прошлый век, брежневские фокусы. Прозрачность круче! Теперь общественности, возможно, позволено будет предавать гласности (еще одно нафталинное словечко) все злодеяния без исключения. Про все прокукарекают федеральные каналы. «Высказали вы ваше мнение — и прекрасно. А власти на него плевать. Расходитесь по домам с вашим мнением, которое никому не интересно», — такой ответ публике сверху.

Я таким поворотом доволен. Эта прямота куда лучше, чем не очень смелые умолчания. Это мужская постановка вопроса. Это объявление правил, по которым идет игра. У меня к этой власти появилось даже уважение.

Следующий шаг — это возврат в Конституцию 6-й статьи. К большевикам было много вопросов, но они додумались вписать в основной закон про то, что партия — руководящая и направляющая сила общества. Ну, конечно, это тоже жульничество, но все-таки более благообразное. Более симпатичное.

А можно и глубже копнуть. Возобновить действие «Русской правды» Ярослава Мудрого. За убийство князя — вышка, а убил пару смердов, в ДТП к примеру, — заплати штраф и живи спокойно. И никто тогда, если вы помните, не возмущался, когда закрывали громкое уголовное дело против князя. Закон есть закон, и красивым и нежным он быть не обязан; хороший закон должен не учить и не тянуть за собой общество, а призван описывать правила, которые в этом обществе сложились и соблюдаются. Так учит нас криминология — серьезная наука (не путать с криминалистикой.)

Я, конечно, не мог не обсудить ситуацию со своим соавтором Альфредом Кохом, писателем. Он сказал приблизительно следующее: «Зря говорят, что Медведева не слушаются! Вот сказал он, что по экономическим преступлениям не должно быть посадок, — и, пожалуйста, Лужкова с Батуриной не сажают. Возможно, Батурину скоро оштрафуют! Если украла, к примеру, миллиард — отдай в казну 10 миллиардов и гуляй. Вот это правильный и грамотный подход!»

Порадовался происходящему и Борис Немцов, которого я поздравил с начавшейся шумихой. Он даже не обиделся на то, что его не упомянуло НТВ, он понимает, что сам он фигура запретная. Зато ему было приятно, что его доклад по Лужкову, пусть и без ссылки на автора, цитировался просто абзацами. (На меня глубокое впечатление произвела эта девичья стеснительность, эта подростковая робость агитпроповских начальников, которые вроде же взрослые мужики. «Ах, пардон, никак нельзя упоминать Ефимыча!» При этом они, возможно, краснеют и падают в обморок, как тургеневские барышни. Какие нежные тонкие люди!)

А больше всего меня порадовал такой чистый и доверчивый человек, как Грызлов. Который сказал, что надо им в партии обсудить ситуацию с Лужковым. Для спикера нашего оказалась новостью тема коррупции в Москве — а то раньше он был не в курсе! (Сразу видно, не ездит человек в метро, а то б ему там Немцов вручил один из 400 000 экземпляров своего нашумевшего доклада.)

Хорошо бы им там, в партии, кроме лужковщины еще обсудить такую тему: откуда берутся дети? Конечно ребята во дворе рассказывали, но как можно поверить в такую грязь! Как можно поверить, что высокопоставленный лысый человек занимается со своей законной женой такими мерзостями!

Нет, поверить в это решительно невозможно.

В общем, кажется, начинается новое массовое прозрение.

Похоже, скоро прозревшие кинутся жечь партбилеты.

Некоторые так и вовсе по второму разу.

P. S. А если Лужкова таки снимут? Тогда это будет не торжество демократии, а информационная война и кампанейщина. Будет, конечно, приятно, но к демократии это удовольствие никакого отношения не поимеет.

Тут я хотел было сказать, что одно из самых основополагающих удовольствий к демократии отношения тоже не имеет, и сразу понял, что не прав. Конечно, неплохо, когда вертикаль крепко стоит, но, чтоб ее пристроить к делу, все-таки, по-хорошему, нужно согласие обеих сторон и уж если не любовь, так хоть взаимная симпатия. Наверно, поэтому в Америке так усиленно борются с sexual harrasment, ибо это угроза самым интимным основам демократии. А так называемое частно-государственное партнерство Батуриной с московской казной — это довольно-таки уродливая попытка соединить базовые ценности с ценами на недвижимость.