Мемуары про Лужкова

Игорь Свинаренко готов принять медаль

Кремль он все-таки не снес.

И я этому немало удивляюсь.

Мне было реально страшно. Еще даже задолго до кризиса я выступал в популярном жанре «глас вопиющего в пустыне» (в «Газете.Ru», кстати; а еще я мечтаю выступить в жанре «унылое говно», который сейчас страшно востребован):

«Что еще он успеет снести напоследок? Пока чекисты не поставят своего человека? (…) …вся надежа на чекистов. Думаю, они не будут мелочиться и брать бабки от девелоперов: зачем дешевиться, когда у них в руках и так вся нефтянка… Но торопитесь, пока этот бл… Аттила не снес вам Кремль!»

А что б было, не подними я шум? Так-то оно, конечно, всем на все плевать, особенно если сверху вниз, но Кремль им там дорог как символ, к которому привыкли иностранные гости, и когда его снесут, то надо будет долго и путано все объяснять, а западники — они ведь русскую жизнь не в состоянии понять.

Снова цитатка из какой-то моей заметки про хозяина столицы (на тот момент безоговорочного). «Москва могла стать, могла остаться идеальным городом. Но нет! … Это все оттого, что у decision maker'ов ноги до Москвы не доходят. Они не знают, как живет город! Полгорода превращено в строительные площадки и котлованы. Улицы одна за другой проваливаются куда-то в тартарары. Тут и там достраиваются небоскребы, куда очень скоро въедут новые жильцы, которые на своих машинах будут пытаться выбраться из подземных гаражей на дороги, чтоб там занять свое место в пробках… Теплотрассы полопаются от перепадов давления, лифты остановятся от веерных отключений. Лужков… лихорадочно пытается выжать последние соки из измученного города, в котором снесено, перестроено и поднято на сказочную высоту – в ценовом измерении – все что можно. Ну а что вы хотите, у человека последний срок. Кому нужна будет старая музейная Москва после того, как космическими темпами пойдет строительство новой столицы? В Африке я заезжал в такую глушь, что там даже мобилы не брали сигнала, о как! Но я видел там, знаете, что? Пандусы! Для инвалидных колясок! Фантастика... Дикие негры полагают, что сперва надо для инвалидов пандусы устроить, и только потом антенны мобильной связи... Я представляю, как сейчас, читая эти строки, хохочет Лужков, как смешны ему наивные черные туземцы со своими примитивными бреднями. Так вот почему в Африке так бедно: они о слабых думают, вместо того чтоб бабло колотить! Сами виноваты.»

Иногда я давал к заметке веселый заголовок типа «Тохтамыш идет на Хитровку» (10.04.08). А под ним текст: «Мэрские варвары таки добираются до остатков настоящей Москвы. Ну а че, напоследок надо же разгуляться, а то пенсионеру кто ж позволит? А так Аттила, гунны, скифы, гуляй! Хорошо еще, сносы старинных домов и прочих памятников обходятся пока что без поджогов, изнасилований и осквернения святынь, а то ведь и такое бывало: еще наши деды за здорово живешь взрывали. Дикая дивизия новорусских дворников, одетая в оранжевые жилетки, могла б еще и теперь скакать на мохнатых киргизских лошадках и рубить шашками всю эту шелупонь, которая противится точечной застройке. Я тут про Хитровку, где опять задумали сносить и строить – что бы вы думали? Дворец творчества молодежи? Школу? Музей? Библиотеку? Дом инвалидов? Может, парк задумали разбить? Если вам пришли такие мысли, вы безнадежно тупой человек. Вы просто дебил. Вы больной. Вас нельзя выпускать на улицу без сопровождения санитаров. Потому что вы не понимаете ничего из происходящего вокруг и свалитесь с бордюра, расшибете лоб, или будете грызть ветки на не срубленных еще деревьях, или начнете бабушек переводить через дорогу. Лучше вам сидеть дома и кушать полезные таблетки. А строить там, на Хитровке, будут, само собой, бизнес-центр. Самого наидорогого класса. Деньги лезут из ушей и прочих отверстий некоторых шустрых ребят, которые готовы снести весь город за хорошее бабло. Люди уже не видят ничего, кроме денег. Воздух, вода, вино, листья, море, девушки – застройщики смотрят на вышеперечисленное и видят пачки долларов, уложенные в дипломаты. Думаю, что если предложить главному парню, который сносит Москву, хорошие деньги, то он продаст свою ногу. Даст вам ее отпилить на память. Или другой какой орган, чтоб его заспиртовать и показывать внукам: вот, дорогие дети, смотрите, что вам осталось взамен снесенных архитектурных памятников. Я думаю, что и скальп свой он легко продаст – добротный такой, ухоженный, вполне блестящий. Я часто думаю про этого парня. Как бы запереть его на недельку с мешочком денег, а жратвы не давать. И посмотреть, как он будет жевать банкноты, оголодав. Деньги нельзя есть! Но он не знает пока об этом. Еще я предвижу сценку Страшного суда. Этому парню будут показывать всю снесенную им красоту, бывшие старинные московские дома. Он их уничтожил куда больше, чем Тохтамыш и Наполеон, вместе взятые!»

Из сегодняшнего дня, когда на эту тему уже можно все, я добавлю мысль уже не о суетном, а о вечном. Знаете, когда старик так много думает о деньгах – и при этом он не нищий пенсионер, а, напротив, владелец вагона дензнаков, – это не очень красиво. Над златом чахнет. Такое не следует показывать детям. Кстати, Юрию Михалычу столько же лет, сколько продержалась советская власть, – забавное совпадение…

А вот еще строки из 2008 года, которые, думаю, войдут – с моего разрешения – в учебник истории Москвы: «…Юрию Михалычу можно уже с кепки переходить на пробковый шлем: он же король пробок. А как сам он ездит? Я как-то с покойным Боровиком (стало быть, еще в лихие 90-е) мчался в составе лужковского кортежа из Крылатского до мэрии на Тверской. Менты перекрыли все перекрестки, согнали простые машины на обочины, и мы пролетели весь маршрут за 12 минут. Какие пробки? – удивлялся городской голова. – Нету в Москве никаких пробок, мчишься с ветерком! Ну, сейчас таких вольностей нет, и Лужкову приходится перемещаться по городу на пожарной машине, делая вид, что ему надо срочно на пожар, а так-то кто ж пропустит? Крякай не крякай своей крякалкой. … Мне кажется, эту тактику (создания пробок и заторов) наши градостроители подсмотрели в Чечне: когда идет колонна по узкому ущелью, надо поджечь первую машину и последнюю, а остальные уж потихоньку добивать. … Такое впечатление, что город строят люди, которые сами в нем не живут (зачем же им съезжать с Рублевки?). И не собираются: к пенсии можно получше найти местечко для ПМЖ. Деньги со строек они возьмут себе, а город, остановившийся навеки, застроенный дорогими домами, в которых можно жить только в режиме домашнего ареста (пробки же), оставят лохам, – куда смотрели? Сами виноваты… Игра сделана, ставок больше нет».

А вот еще про то же самое.

«…не обязательно же останавливаться на достигнутом. Пробки — это эффективно, но еще же есть метро. Которое, как ни странно, функционирует. А ведь есть же опыт, например, дружественного нам Берлина. Там в свое время метро просто затопили, пустив в него воду из Шпрее. Затопили полностью. По просьбе, скорей всего, коренных берлинцев. По распоряжению, может, даже и не мэра, а бери выше. Тот идеал, к которому стремится Москва, — чтоб ни пройти, ни проехать — может быть достигнут не в обозримом будущем, а прям щас! Сделано это было нашими немецкими друзьями весной 45-го: там шла тогда такая реформа управленческого аппарата, что перед ней меркнет даже нынешняя перестройка МВД! (См. известный фильм «Освобождение».) Еще можно использовать другое изобретение тех же немцев. Это такой железнодорожный локомотив, к которому прицеплен тяжеленный плуг, и он вспахивает за собой шпалы так, что ни одна электричка не проедет — надо заново настилать полотно. Испытать эту машинку в наших условиях (это как бы такой «антисапсан»: тот тоже немецкий аппарат, ускоряет движение поездов, а этот наоборот) на сносе ж/д-ветки с Белорусского на Усово, что на Рублевке. По просьбе трудящихся. И вот, когда это все будет сделано и люди уйдут из Москвы — я про простую публику, которая пользуется общественным транспортом, — настанет счастье. Пассажиры счастливых членовозов избавятся от лишних, которые сами кидаются под колеса, меньше народу — больше кислороду, и надоевшие пешеходные переходы вполне можно будет отменить, и хозяева жизни будут стремительно рассекать по городу, который, наконец, безраздельно начнет принадлежать только им. Заодно решится и проблема мигалок, кстати. Зачем мигать, когда кругом все свои? Кому мигать-то?»

Главную же – на сегодняшний день по крайней мере – победу Медведева я предсказал еще в ноябре 2009-го: «Пока что правители страны себя еще не показали, если не считать их показа по ТВ, ну так ведь три их главные победы впереди: это и Олимпиада в Сочи, и постройка моста на остров Русский, и замена жены московского мэра — вместе с мужем, разумеется. И после этих трех ударов мы еще посмотрим, кто кого и как…»

P. S. Мля, чего б еще такого предсказать, каких бы накидать наверх советов? Не сплю, не ем, думаю над этим, страдая за общее дело.

До такой степени, что даже принял бы медаль «За оборону Москвы».