Советский кукиш между строк

Игорь Свинаренко о традициях «Известий», от которых лучше избавиться

Лучшее, что есть в России, это, разумеется, ее женщины.

Великий офтальмолог Святослав Федоров в свое время учил меня, что без плотного общения с природой невозможно человеческое счастье — он для этого стал охотником, чтоб иметь повод бродить по лесам целыми днями. Я много думал над всем этим и пришел к выводу, что женщины хороши еще и тем, что они часть природы. Они участвуют в вечном круговороте, им не по Гегелю знакома цикличность и прочая диалектика, они, бывает, особо не раздумывая, сразу видят все насквозь и интуитивно делают то, что надо. Всего-то и делов — войти в горящую избу и остановить коня. Изба горела прилюдно в самом центре Москвы, небось, из Кремля было видно; горячий конь гарцевал не по-детски, но ни один персонаж с верхних этажей не додумался, не удосужился пресечь безобразие на корню. Кстати, почему — но это отдельный вопрос. Точно так же кандидат в депутаты Госдумы некто Лужков сносил Москву, а из того Кремля на это смотрели равнодушно. И то сказать, с потерей Москвы не потеряна ведь Россия.

А мужчины частью природы не являются. И потому они так скучны. Случись мне поехать на необитаемый остров в компании одного человека по моему выбору — ни за что б я не взял с собой мужика, лучше б застрелился. Как в этом смысле обходятся геи, несчастные существа, — невозможно понять. Им, конечно, скучно жить, и оттого они придумывают себе развлечения типа гей-парадов в День пограничника. Все через жопу у нас делается…

Еще в пользу женщин. И их отличий от мужиков, которые могут позволить себе любые идиотские эксперименты в политике и экономике, зная, что тыл прикрыт, что жены любой ценой сготовят какой-никакой обед и дети, накормленные и умытые, будут отправлены в школу. В то время когда муж еще только готовится к опохмелке, валяясь с противной мордой поперек кровати во вчерашних носках. Почему у нас женщину не поставят премьером? Или хотя бы президентом?

В общем, спасибо Кабаевой. Цитата из новостей: «В разгар скандала в «Известиях» к нему подключилась председатель общественного совета «Национальной Медиа Группы» (владельца газеты) и депутат Госдумы РФ Алина Кабаева. Ее телеграмма с обещанием скорейшего проведения юридической экспертизы ситуации в трудовом коллективе была зачитана вслух и встречена одобрительно».

В продолжение темы некрасивого скандала в «Известиях» вспомним и о традициях этой славной газеты. Слово ветерану газеты Андрею Бильжо: «Как только Медведев стал президентом, до этого у меня была целая серия, я даже делал серию открыток, я думал, сделаю книжку «Три медведя», но вдруг их перестали печатать». Это он сказал три года назад в интервью РЕН ТВ. (Задолго до замечательного скандала!) Там же он, не дурак ведь, высказал мнение, что «к этому вряд ли имеет отношение лично президент Медведев… здесь действует внутренняя цензура, что и является самым страшным».

Самым страшным? А может, и не самым страшным — поди разберись. На вкус и цвет…

Бильжо ушел из «Известий». И Макс Соколов ушел. И Ирина Петровская. Громкие имена! Знаменитые журналисты! Неплохая традиция, а? В довесок к другой традиции, о которой говорилось выше, — к цензуре. И внутренней, и внешней. «Известия», как и все совковые газеты, ходила под Главлитом, и эта традиция мне лично не дорога. Раз она сохранена — то чего ж тогда жалеть о носительнице традиций?

Я допускаю, что Максим Соколов мог не нравиться кому-то в руководстве. Ну и что? Если кому-то, допустим, не нравится Бенджамен Франклин — так что, скупить портреты этого персонажа в ближайшем обменнике и сжечь? Соколов — это серьезный бренд, многие сегодняшние умники, которые рулят, зачитывались его текстами, еще когда пешком под стол ходили. Я знаю людей, которые не любят Петровскую, но кто знаменитей ее среди спецов по ТВ?

Но ведь есть еще Мостовщиков и Иллеш! Есть. Однако при всей моей к ним обоим глубокой личной симпатии думаю, что они больше писатели, чем журналисты, а может, уже и вовсе писатели. Они описывают свой внутренний мир, вызванные им переживания и — опять-таки — природу. Скажи им, что газета — коллективный пропагандист и организатор, так они рассмеются. Они уже по другим гайкам.

Давайте еще о традициях. Аджубей вышел немного за красные флажки, и его после отставки тестя выгнали. И он долго, долго искал работу… Какая роскошная традиция! Кстати, внимательные читатели «Известий» — и ветераны-подписчики, и счастливые обладатели доступа в архивы — не могли не заметить, что до Аджубея газета была не более чем новостным листком. А после Аджубея снова ушла в тину — ну не зря ж его выгоняли.

А вот еще традиция — выгонять за политику. Я про Рафа Шакирова. Когда газета «Известия» (где он был главным редактором, 2003—2004) единственная из тогдашних СМИ сообщила о применении огнеметов в Беслане и дала соответствующее фото с обгоревшими трупами. Выгнали Шакирова! С некой официальной формулировкой — «неформатный номер». Но больше Шакирову запомнилось даже не это, но вертушки, которые стояли у него на столе и иногда звонили и диктовали. Самая роскошная вертушка была красного цвета, без наборного диска; связь предусматривалась односторонняя, вам могут звонить, а вы нет, слушайте и исполняйте.

Ну и дальше: помните историю с Бовиным? Его тоже в свое время не взяли в новую жизнь… Его перестали публиковать! Красота-то какая, а? Зарплату платили, но он подыхал со скуки. Заткнули рот. Ему-то, великому рассказчику! Великий Анатолий Аграновский, про которого молодежь и не слышала небось, удивлялся: отчего ему не дают публиковаться много и часто, отчего его материалы так долго вылеживаются? Ему отвечали: мы тебе ведь платим, чего волноваться? А за что ж столько платите? Чтоб ты, будучи нашим, не писал никому другому. Когда-то это звучало как шутка, ну на грани шутки. Но в этом есть только доля шутки.

Долой традиции! Такие.

Как носили на Старую площадь гранки… Как вливали масло в жопу большевицкой сволочи… Для карьеры, не в окопах Сталинграда вступали в партию, не в эту еще, а в ту, в КПСС, — по мне, это позор. Сделать его традицией и лечь под еще одну партию — почему нет! Но тут нечем гордиться, друзья. Слово «традиция» тут неуместно. По большому счету. Но как бизнес-стратегия это работает.

Я желаю успеха известинцам, и бывшим, и настоящим! Надеюсь, этот приступ пафоса пройдет у обеих сторон и люди начнут жить более или менее трезво. Где пафос — там кончается журналистика, где пафос — там сразу ясно, что вас пытаются поставить на бабки.

И пара слов про чиновников, на глазах которых развивался этот скандал. Русские чиновники необычайно эффективны. Они поставили себе задачу — сделать Россию и русских посмешищем в глазах остального мира. И что, скажете, им это не удается?

Не смешите меня.

P. S. Рассказ про советские газетные традиции вызывает в памяти сталинский агитфильм «Кубанские казаки»: ах как вольно и богато жили колхозники, и геноцида казаков якобы не было, и сколько правды было в известиях, сколько известий в правде, и труд стоил вовсе не три копейки! Но, слава богу, были вражьи голоса, из которых мы таки получали и правду, и известия — без кавычек причем.