Писатель года

Игорь Свинаренко о том, как он зачитывается блогом Ройзмана

Блог Евгения Ройзмана — это лучшее, что пишется по-русски, если брать non fiction. Как он душит наркомафию. Где поймает, там и душит. Долго, упорно, не сдаваясь и не отступая. Тихо возделывая свой маленький — да, впрочем, не такой уж и маленький — огород. Блог Ройзмана похож на Уголовный кодекс, в том смысле что «открою кодекс на любой странице — и не могу, читаю до конца».

Поймали, нашли, доказали, спасли — это можно бы каждый день гнать по какому-то из федеральных каналов, по любому, где руководство обнаружит хоть сколько-то вменяемости и гражданского чувства. Reality show, и круче не выдумаешь.

Ройзман — чистейшей воды писатель, он, кстати, и пишет, и издает и прозу, и стихи (даже и на бумаге, по-старинному). Ничего не выдумывая. С другого конца спектра к именно такому писательству призывает Лимонов, который политически мне не близок, но за литературный талант я его ценю. Эдуард клеймит своего коллегу Льва Толстого за выдумки и преувеличения и уверяет: писатель должен жить настолько интересно, чтоб было про что написать, только так и можно сегодня сказать новое слово! Ройзман его и говорит, но, как мне кажется, от Лимонова совершенно независимо. Пора уже дать литпремию Ройзману за его блог в ЖЖ! Который ничем не хуже романа. Может, для этого придется изменить устав какой-то из премий? Господи, да у нас вон Конституцию — как Бог черепаху. Да и без всякого изменения текста основного закона взяли да и отменили губернаторские выборы.

Одновременно надо дать Ройзману и орден. Да хоть и за заслуги перед отечеством. Или, скажете, не заслужил? Полно!

Его надо не только за литературу, но за политику наградить — вначале в нее, конечно, пустив. Опять. Он же был уже в ней — депутатом-одномандатником. После, перед очередными выборами, его из списка вычеркнул непреклонный и бесстрашный Миронов. Далее — уж совсем близко к сегодняшнему дню — была история с Прохоровым и «Правым делом».

Они там, наверху, не хотят его. И все всё понимают: почему и за что, и чего они там, в верхах, хотят — неохота повторяться. И чем он им чужой. А на каких основаниях они ему — чужие и хищники.

Ройзман и Прохоров; то, что они выступили на одной стороне баррикад, что они попали в одну связку, вместе пошли в разведку, не случайно. Какая уж тут случайность — к кому попало не поворачиваются спиной в бою. То, что за Прохорова поручился Ройзман, замечательно характеризует нашего миллиардера. Что бы ни говорили все остальные. Как бы ни ныли. Я понимаю, что как политик, как организатор, как боец Ройзман по совокупности, может, первый человек в стране, и, когда он указывает на Прохорова как на второго — что ж, плюнуть на это легкомысленно? Ах, миллиардер — это кремлевский проект! Не уверен, что это так. Да хоть бы и так. Если на то пошло, и сам Кремль построен по итальянскому проекту, спасибо Фьораванти. Но это еще не повод, чтоб снести Кремль, он нам еще послужит. Может, еще сгодится на что. Квартирантов только в нем поменять, и все будет хорошо…