Единственный европеец

Игорь Свинаренко о точном понимании Путиным проблем российской жизни

Предвыборные (или какие там? отчетно-выборные?) выступления В. В. Путина, как и всякие политические речи, прочитанные по бумажке, едва ли могут вызвать живой интерес у нашей публики. Избалованной не только сериалами, прямым эфиром лихих 90-х и яркими шоу, которые устраивает неутомимый Владимир Вольфович, но и совершенно безбашенным рунетом, который пока еще не кастрирован цензурой, как любимый мартовский кот. А вот и зря! Если прислушаться, присмотреться, вчитаться, там много найдется забавного.

«Недопустимо, вызывающе велика дифференциация доходов. Каждый восьмой гражданин России все еще живет за официальной чертой бедности».

Вот оно что! Открылись глаза у правительства: ему, как Вию, подняли веки, и оно теперь все видит! Что даже от ваших глаз укрывалось! Положа руку на сердце, давайте признаемся честно: много чем мы недовольны, но про бедность на Болотной речи не шло. Мы, мятежники, могли посмеиваться над шубами демонстранток — это да, но не жалкая похлебка нищих плескалась в нашей груди, не она стучала нам в сердце. Иной раз, проходя мимо раскинувшегося в подземном переходе безмятежного бомжа, ловишь себя на вопросе: «А ведь это же человек, такой же, как я… или не такой?» Нет, не такой. Ведь мы не тащим его из-под земли на божий свет. Максимум, на что мы тут способны, это оплатить ему кофе. Не этому вот, который реально валяется на полу, а некоему абстрактному, который однажды заглянет в кафе и его оттуда не выгонят в момент (акция «подвешенный кофе»).

Отчего же он живет на улице, этот созданный по образу и подобию? И это знает наш премьер-министр, претендующий обратно на должность совсем уж высокую, у нас и царь не имел такой власти! Вот ответ и на это: «Только четверть граждан имеет возможность построить или приобрести новое жилье. Ипотека недоступна для большей половины среднего класса».

Как тяжело ему говорить эти слова! Каким чугуном давят они на его грудь! Как больно их говорить, не краснея! Еще ведь живы люди, миллионы людей, которые лично переезжали из деревень в коммуналки, и комнаты отдавали им в пожизненное владение, бесплатно, и коммунальные платежи были копеечными, 4 копейки за киловатт-час, все ж помнят. А после эти же люди, не приплатив ни копейки (ну, может, кто дал взятку какому чиновнику, но это ж капля в море), переезжали в отдельные квартиры в «хрущевках». Люди этому совершенно не удивлялись: ну а в чем проблема, у нас же богатейшая страна, и она вся принадлежит нам. Не то теперь. Уже гуляет по интернету анекдот: вот, Хрущев оставил нам «хрущевки», которые целы по сей день, люди в них живут, а Путин – «путинку», водку такую. Есть разница?

Владимир Владимирович прекрасно осведомлен о положении дел в строительной отрасли. Он указал в какой-то из своих речей-заметок, что, оказывается, «строительный бизнес тонет в согласованиях: две трети усилий и затрат специалистов строительных фирм приходятся на прохождение разнообразно выстроенных бюрократических барьеров, а не на организацию производства».

Да, согласен, отчасти это пагубное наследство, доставшееся от Лужкова: я знаю людей, которые отказывались платить лужковским чиновникам взятку в размере себестоимости строительства объекта – и теряли заказ. С кем сражаются сегодня строители? На ком держатся эти вот бюрократические барьеры? Страшно даже подумать, на ком, если уж премьер нам на это жалуется – неужели аж на самом президенте?!

Кстати, наш докладчик не очень нажимает на цены. На себестоимость. Про которую немало рассказывал оппонент Лужкова – банкир Лебедев. Он в теме, не чужд стройиндустрии. Какая-то маржа тут запредельная! И отчего же, какие причины? Иные из них не укрылись от кандидатского (в президенты) взора: «В ряде регионов монополия на песчаные и гравийные карьеры. Эти карьеры принадлежат родственникам и знакомым людей, руководивших в свое время этими регионами». Вот как все просто, дорогие друзья.

Наконец-то нам это сообщили с высочайшей трибуны! Какое откровение! А уж сколько лет (15, не меньше!) старый артельщик Вадим Туманов говорит о дешевизне строительства в России, включая и Москву туда. Квартиры можно продавать по $1000 за метр, сюда и прибыль войдет. И это логично: ведь у нас стройматериалы под ногами лежат, что песок, что гравий. Ах да, они принадлежат родственникам нехороших людей! И еще есть строительная арматура — она делается из своего родного железа. А не из заморских деликатесов, как могло показаться покупателям квадратных метров. Про металл в этот раз премьер не сказал, но мы и так более или менее в курсе, что там и почем.

А можно строить за городом — из «сэндвичей», как в Америке, или из местного дерева. Легко, быстро, дешево. Но «сегодня мы имеем поистине парадоксальную ситуацию. В России, с ее огромной территорией, дефицитом являются участки для строительства. У нас уже за 20–30 километров [от крупного города] начинаются неосвоенные участки — без дорог, газа, воды и электричества».

Кто, кто же это встрял в нашу беседу с премьером? Может, Немцов какой или вовсе Лимонов? Навальный? Божена Рынска? Ну или кто еще у нас сражается на баррикадах? Нет, это сказал не кто иной, как (вы будете смеяться!) В. В. Путин. Вот оно как!

12 лет он в тылу противника по крупицам собирал информацию. И теперь он знает все, все слабые места, все подводные камни и волчьи ямы. И теперь на инаугурации он сможет… всю эту папку с добытой крамолой вручить новому президенту! Который под нашим руководством примется строить некую новую страну из заехавшей в тупик России. Знаете, одни умеют строить что-то для людей, а другие могут только искать и находить (или придумывать) врагов и задумывать против них козни на казенные деньги. Вот пусть каждый и занимается своим делом. В меру сил. А в чужое пусть не лезет.

И будет всем счастье. Жаль только жить в это время прекрасное…