Белая гвардия против нечистой силы

Игорь Свинаренко о том, как гражданам напомнили бесславный конец «белого» движения

Странно даже, что Путин не испугался белых хомячков, живущих внутри Садового кольца (лично я живу снаружи, кстати сказать) и не отдал им власть. А так вроде же должен был, судя по «Фейсбуку». Почему не удалось? Это загадка русской истории, которую когда-нибудь отгадают историки, если история как наука вообще останется.

В преддверии рокового часа России – я про сеанс выборов без последующего разоблачения – нам очень, очень не случайно показали по ящику «Белую гвардию». Кто-то скажет, что это хорошее кино, — лень даже спорить, дело не в этом. Для чего-то же было оно припасено к столкновению сторон, которые бычились по разные стороны баррикад. И им выстрелил какой-то из казенных каналов, в агонии, подыхая бесславно, без надежды на спасение: ведь никакие старушки-бюджетницы из безынтернетных неширокополосных селений не пойдут защищать их. Хотя забавно было бы увидеть одиночный пикет, состоящий из нищей учительницы, которая держит плакат: «Верните мне бесплатное останкинское дерьмо!» Эта тетечка может даже себя транслировать через видеокамеру, установленную в бывшем избирательном участке, если ее (камеру) еще не украли вместе с бедными голосами. Вот была шутка про Останкинскую колбасу, которая не из останков ли делается? Теперь эту старую шутку можно обновить: вот, телебашня высится как обглоданный остов — это останки большого стиля, как бы могучей идеологии.

Она дико странно выглядит. То ли это метла (кажется, автор образа – Проханов), при помощи которой нечистая сила мотается туда-сюда над нашей бедной, холодной и, надо уже признать, малообразованной страной. Которая побеждена мракобесием! Оглянитесь вокруг, образованцы и хомяки, креативщики и пиарщики, которым страна видится благообразным бульварным кольцом, внутри которого послушные дети-вундеркинды гуляют с боннами и левретками и счастливо шпрехают на паре-тройке европейских! Увидьте (пусть кто-то поднимет вам юные свежие веки), что мы живем в стране колдунов и магов, дикарей и шаманов, у-гу-гу! Идите, сравните убогие заработки медиков, не говоря уж про нищебродных учительниц и музейных работниц (за которых хоть Дуня Смирнова вступилась, снимая про них одно кино за другим), с роскошными гонорарами гадалок, знахарей, астрологов, которые по мутной фотокарточке и бэушному глобусу расскажут вам все про вашу жизнь и жизнь ваших соперниц, подруг и президентов. Я уж не говорю про мегаставки ТВ-ведущих на корпоративах.

Литература будет теперь за бабки в школах, а медицина умерла, да и на кой она, когда кругом такие народные целители! Что ж, это тоже путь, правда не очень особый.

Какие чудесные медицинские базары видел я в разных странах Африки! Роскошный товар: обезьяньи черепа, порошок из носорожьего рога, сушеные ящерки… Да такого ни в какой Америке не сыщешь, которая спит и видит, как погубить Африку и уж Россию заодно, в те же деньги.

А может, вернемся к нашей башне, которая считает последние дни перед сдачей в металлолом, за ненадобностью. У нас же не додумаются до того, чтоб продать ее в Лас-Вегас или «Диснейленд», или, на худой конец, в Китай на металлолом, а разберут за хороший откат и на освободившемся месте построят гараж, бутик и бизнес-центр.

Башня похожа и на, значит, метлу, и на карикатуру на кремлевскую башню, но и на иголку тоже! Которой должны проткнуть яйцо Кощея, чтоб погубить его, иначе никак. Кремль, со своими перевернутыми пентаграммами (которые еще в США имеют магическую же силу) на остриях, тоже не чужд нечистой силе: в его стене замурованы трупы. Так в диких племенах хранят черепа предков и иногда даже их высушенные мумии, которые специально переодевают к праздникам, усаживают за стол и показывают детям: если будете себя хорошо вести, вас тоже так упакуют и приготовят. Хотя, может, детей туда, в Мавзолей, с какими-то другими целями водят? Показать, что кое в чем мы Америку давно перегнали? Как мутную брагу — в горящий синим пламенем первач. Ну, про мумию вождя даже и говорить нечего, мы и не такое в Африке видали; да и слово «вождь» тоже неплохое: чем же мы хуже дикарей, в самом деле…

Еще же были казенные упыри, которые взорвали великий храм (с наступающим вас, кстати, юбилеем 1812-го года!). И вот теперь с ними на том же самом месте целуются самые вертикальные клерикалы — я с ужасом смотрю на это каждый раз в прямом эфире. Это самый безрадостный тупик русской жизни, и мне про это нечего сказать: этот кошмар не поддается описанию словами. Есть только слабая надежда, что нам это всего лишь снится или что на самом деле там сплошь чекисты, частью загримированные и переодетые.

А как любят мчаться по московским улицам лейтенанты нечистой силы, в лакированных черных, как дорогой импортный гроб, авто, посверкивая синим пламенем — адским, а то каким же! Пытаясь как бы взлететь (скорость такая и разгон), и раз за разом это не получается: их попытки бессмысленны, как сама жизнь. И при этом они крякают, и этот кряк тоже из сказки про Кощея: там же была утка, в которой яйцо. Расступись, православные! В общем, нечистая сила, маги и колдуны, куда входят, конечно, и политтехнологи, и Чуров, и прочие жрецы, и темные светлокожие негры, голосующие за одного и того же вождя.

А на другой стороне баррикад остатки белых — это я про креативный класс, который был разбит еще до того, как придумал себе красивое название, разбит в 2003-м, когда был безжалостно разгромлен еще на дальних подступах к Госдуме.

И вот в разгар предвыборной ну, не скажу борьбы, а ходьбы со стоянием (вот как на Угре было стояние) нам показали это мутное кино. Его, конечно, не к этому случаю снимали (хотя могли высочайше поторопить режиссера с монтажом, который довольно невразумителен): это было бы, как говорят в госдепе, too much. Но предъявить народу хитро решили вот прямо сейчас.

Уже есть белая тема на новом витке диалектической спирали. И нам захотели напомнить старым названием, чем кончилось предыдущее Белое Дело.

Благородные красавцы-офицеры оказались лишними — они кто с немцами отвалил, кто застрелился, кто под вражью пушку бессмысленно полез. Юнкера, эти юные креативщики, побежали по приказу командиров прятаться. Белую территорию занимает разная сволочь, сменяя друг друга, и все несут дикость, грабежи, мясницкую удаль, кругом торжествует животное (в сегодняшних терминах – углеводородное) начало. И нету спасения, и не будет!!! Вот чему учит нас игла и метла, стоящая на останках на берегу пруда… Распустите юнкеров по домам, попрячьтесь по щелям, как тараканы, — видите, уже сметено европейское начало (уход немцев из Киева, в кино). Умники еще вспомнят, как Булгаков, по мотивам которого криво и косо скроено это кино, повыпендривался-повыпендривался, а потом засел сочинять покаянные письма. Сталину. Вы в диком Гуляй-поле! И банды степных бандитов, орды нашистов все равно будут рыскать по улицам и разбивать последние фонари…

Хорошее, в общем, кинцо (из всех искусств…) и, главное, очень своевременное.

И, как назло, я бросил пить — в чем же теперь искать утешения? Поди знай… «Русь, куда несешься ты?» – это ее спрашивают, но до ответа она не снисходит. Вот еще!