Полувоенный прагматизм

Игорь Свинаренко об открытии целей и задач российской внешней политики

Коллега (и товарищ, но тут мы о другом, трезво) Альфред Кох, работающий на стыке двух стихий — бизнеса и словесности, то есть продажи как матценностей, так и смыслов, усмотрел в деятельности наших властей зерно здравого смысла. Конечно, вместо него эту работу должны выполнять специально для этого поставленные люди, оплачиваемые из казны, но уж так получилось. А всегда же приятно в хаосе и бессмысленности усмотреть ранее не замеченный умный замысел! Это жизнеутверждающе. И вот что усмотрел коллега Альфред Рейнгольдыч.

Что путанная наша внешняя политика, якобы невыгодная стране, на самом деле направлена на то, чтоб обострять ситуации в нефтедобывающих регионах. Что, по идее, будет поддерживать довольно высокие цены на нефть. Так что наши игры с Ираном и Сирией — они на пользу стране, и это патриотично! Поскольку в наших корыстных интересах.

Ну если так, то все-таки приятно, что транспортное средство управляется, типа, не бескорыстным безумцем, а вменяемым прагматиком. Пусть даже он немного не в себе.

Вся эта нефтяная тема лежит на поверхности, конечно. И вроде уже дети даже понимают, что вот мы сидим на нефтяной игле, как конченые уральские беспризорники. И что надо бла-бла-бла с экономикой, чтобы тра-та-та и то охо-хо и ата-та. Но, видать, не получается!

Возможно, ситуация хуже, чем мы себе можем представить, что она вовсе никуда не годится. Отсюда и нервы! Руководящие нервы, вообще-то, сдают ведь не на ровном месте. Особенно если поддержание вялой войны в арабских землях — единственное, что может нас спасти! Как государство, я имею в виду. Может, так оно и есть?

В это трудно поверить, да что там трудно — практически невозможно. И какой смысл этому верить, если сделать все равно ничего нельзя? Если поезд все равно мчится не туда, и тормозов нет, и развернуться невозможно, и все, что остается, — это оттянуть момент ухода состава под откос. Лихорадочно пытаясь выиграть время и потратить его — на что? Тоже хороший вопрос. То, что лежит на поверхности (уход капиталов и отъезд людей), мы тут не будем рассматривать, поскольку это выходит за рамки настоящего исследования. Так, только упомянем хладнокровно через запятую. А глубже копнем в другой раз, мы или кто другой спохватится.

Вдруг и правда они там наверху чё-то сообразили? На элиту надежды, конечно, мало. Даже если кто из умников прорвется наверх и поймет, что и как, никто его не будет слушать. А критики и консультанты все равно будут не более чем самоутверждаться и пиариться.

Мысль про то, что нефть — самое главное в русской жизни, не нова. Но она настолько неприятна, что люди гонят ее изо всех сил от себя. Возьмем старую историю. Старую тему. Нефть, цена на нее, обвал ее — и Советского Союза вслед за. Поговорите даже и с умными людьми, даже с образованными об этом — и они будут говорить про ГКЧП, про нерешительность Горби, про тяжкий груз ошибок и про то, что их, умных, не послушали. И прочее.

Вряд ли кто вам напомнит про страх, который охватил арабов в заливе в 1985-м, когда они поняли, что наша афганская война длится больше, чем наша же Великая Отечественная! Если кто не вчера родился, помнит, что америкосы открыто угрожали развалить Союз в ходе «холодной войны». Рейган, к примеру.

Арабы испугались. Ну вот поставьте себя на их место: русские воюют в Афгане, который на кой им нужен? Да просто они идут в залив! За нефтью! С намерением установить там советскую власть, соцсоревнование, обкомы компартии, алкоголизм, детдома, отмену частной собственности, расстановку на ключевые посты прокремлевских попугаев и пр.

Глупо звучит? Но наши государственники именно этот план воплощали по всему миру с идиотским упорством, достойным лучшего применения. Которого, правда, не нашлось. В общем, вариантов было два: либо совки — дебилы, которые бессмысленно палят ресурсы, людские в том числе, либо идут завоевывать залив.

Дальше был очень простой бизнес: испуганным арабам америкосы пообещали крышу, и те взамен, в благодарность, обвалили цены на нефть. Вот насколько? Никто из вас не помнит. Скажу: в шесть раз. Ну если совсем честно и смотреть в долгосрочную ретроспективу — то всего в четыре. Слово «всего» тут я для черного юмора употребил. А дальше уже было дело техники: без валюты, которую было негде взять, как подешевели углеводороды, не на что стало покупать пшеницу. Перебои с продовольствием и подъем цен смотрелись не очень, к тому времени много было еще недостреленных в Новочеркасске, куча народу выжила и помнила!

Альфед Кох, который работал в правительстве в 90-е, напомнит вам, как они верстали бюджет при цене нефти в 8 (восемь) долларов за баррель. Как-то вырулили тогда — но кому сейчас это интересно? Кто в это поверит? Кто сегодня вдумается: а на кой мы правда полезли в Афган? Ну вот на кой?!

Что же, теперешняя мутная война на Востоке и наше в ней стыдливое участие таки лучше, чем открытые боевые действия Советской армии в 1979—1989-х. И полувоенный наш прагматизм лучше гусарского красивого бессмысленного броска.

Жить стало лучше, жить стало веселее. Спасибо, что ли, партии за это? Я серьезно, не смейтесь.

Открытыми остаются простенькие вопросы: а что, американцы, сильны ли они по-прежнему? Довольны ли нашими чиновниками? Не напрягают ли их кремлевские имперские намеки? А может, они испугались и заткнулись, и боятся русского ВПК как при Хрущеве?

Поди знай!