Уроки толерантности

Игорь Свинаренко о том, чему можно научиться у мигрантов

Один человек из чеченской элиты рассказывал, как он служил в Советской армии. Подошел там к нему дембель и велел постирать свои портянки. Чеченец долго бил дембеля — русского, если кому интересно. Вопрос был не в том, что «а как же иначе, так на моем месте поступил бы каждый». А в другом — отчего другие не поступают ровно так же. Рассказчик не то чтоб приукрашивал картинку, явно не приписывал себе лишние подвиги задним числом — наоборот, он бы с себя с удовольствием бы списал какие-то деяния спокойствия ради. А там много чего, не будем углубляться.

Это все к теме дагестанской свадьбы, конечно. У меня был знакомый дагестанец — кстати, учился в МГУ. Как-то рассказал: пошел в парк на прогулку, и там его превосходящие силы избили. И? Он потом три субботы подряд ходил на место происшествия с товарищами, прочесывал парк. Они поймали наконец главного обидчика, схватили за руки, и побитый студент воткнул нож в живот жертве.

— И что с ним было дальше?
— Не знаю! Сдох, наверное, — с беспечной веселостью ответил юный восточный красавец.

Менты, которые отпустили стреляющую свадьбу, взяв с нее символическую сотню рублей — три доллара, небось в свое время вдоволь настирались чужих грязных портянок в самой большой в мире армии, армии великой державы — где еще служило сразу 1 800 000 бойцов? И усвоили урок, что лучше с кавказцами не связываться.

Случаи, когда солдатик решает сражаться за свое достоинство, которое ему дороже жизни, имеют место и широко отражаются прессой. Это когда военный бежит с автоматом из части. Застрелив кого в ней, отомстив или простив и подставив вторую щеку тоже, а после просто покинув свою негостеприимную казарму. Таких быстро ловят.

Русскому некуда бежать, его никто нигде не спрячет. Разве только сдадут. Свои. А вот чеченец может уйти к своим, добраться до них, пересидеть там как-то, а дальше, гляди, и обойдется.

Можно сказать: ха, любой двоечник может драться, ломать — не строить, я, типа, выше этого! Но вот вам и другой lux ex orient, это уже не особый путь, это не благородный красавец воин Абдулла из «Белого солнца» с маузером, а совершенно другая тема. Цивилизованная, прямо по-европейски! В новостях прошло про Рамзана Кадырова, что он придумал провести конкурс своих районов и в лучший отправить инвестиции. А как же лучшего определить? Кто больше занесет? Или где денег больше собралось? Где нефть жирнее? Нет! Где лучше обстоят дела с образованием и спортом. Что, вот такие критерии? Представьте себе — да!

Ну, это просто новая пощечина прочей, некавказской России. После разного прочего. Я никакой не националист, не шовинист или кто там. А простой просветленный космополит. Я достиг таких высот в самосовершенствовании, что с некоторых пор смотрю на понаехавших, к примеру, среднеазиатов с радостью. Не с, допустим, грустью или безразличием, а вот именно с радостью. Смотрите, понаехали и работают! И, кажется, не бухают! И улыбаются.

Мы все стремились в Европу, а она нас не очень пускает, и вот мы, не сходя с места, в одно прекрасное утро проснулись в Азии. Которая вовсе ничем и не плоха, она практичная, вменяемая, симпатичная. Вкус ее знаком с детства — все эти русские национальные блюда: плов, чебуреки, шашлык-машлык…

Мы несли-несли — ну, по крайней мере, нам так казалось — бремя белого человека. И что? Куда принесли? Кого чему научили? Поднимите руки! Не вижу леса рук. Где же благодарные ученики? Гм… Не удалась встреча выпускников.

Вдруг стало видно, что это не мы их учим, а они нас. Что в этом обидного? Отчего не учиться чему-то нужному и полезному, необходимому даже? Мне это не западло, например. Учиться не стыдно, я стараюсь по мере сил. Да хоть у кого. Но, конечно, тяжело решиться и пойти в науку к сапожнику, как это сделал Ванька Жуков. Но можно поймать себя на том, что процесс обучения уже пошел. Или, по крайней мере, когда обозначились предметы. Про достоинство и боевые качества уже говорено. Что еще? Трезвость. Ловкость, с которой они занимаются мелким бизнесом. Равнодушие к пустой роскоши. А как своим помогают? Или не обязательно помогать своим, достаточно просто ненавидеть чужих?

Эта ненависть — не будем говорить про гуманитарную сторону вопроса — плоха хоть тем, что она непродуктивна. Ну вышел на улицу, осмотрелся, ну поненавидел, вернулся домой — и? И ничего. Хотя бы потому, что их, чужих, азиатов, становится все больше и больше. Главное, чему они нас учат, пытаются научить, невольно, даже не ставя перед собой такой задачи, — это размножение. Они как бы напоминают нам: плодитесь и размножайтесь! Если вы довольны собой и живете правильно, любите себя и своих, то есть смысл, конечно, оставить потомство на земле, которая вам нравится! А если не нравится, так сделайте этот мир лучше. Прогните его под себя. Принесите свои нравы и обычаи в новые для вас края. Если есть что нести.

Это все очень просто, учит нас Восток, который понаехал. Кроме всего прочего размножение — это часто и во многом любовь. Вот, значит, чему они нас учат, и тут даже ни при чем Камасутра! Make Love Not War.

Прогремел, кстати, юбилей Леннона, который с «битлами» немало покатался, учась, по Индии. До которой от Ливерпуля было пилить и пилить. А наш Восток — вот он, под боком. Учись не хочу. Да к тому ж он наш, родной — хотя бы потому, что пришел к нам и уж никуда не денется. Он уже вокруг, он залил нас и объял.

Какой же смысл теперь дуться? Да, кажется, никакого. Но можно же еще отморозить себе уши — назло теще. Да и зима вон на носу, кстати.