Гении и идеологи фигни

Слава Тарощина считает, что раньше информационные войны были ярче

Если бы истории с программой «Русский ад» не было — её следовало бы выдумать, настолько она красноречива.

Больше всего в антилужковской эпопее удивляло молчание канала ТВЦ. Казалось, а зачем еще сей канал нужен, если не защищать любимого мэра? Но вот прошло две недели травли, а третья кнопка продолжает хранить индифферентность. И вдруг появляется анонс очередного «Момента истины», посвященного разоблачению разоблачителей, под заголовком «Русский ад». Анонс, впрочем, просуществовал недолго. Ближе к выходу передачи — в понедельник вечером — выяснилось странное: будто редакция программы обратилась к руководству канала с просьбой поставить в эфир другой выпуск, что и было сделано. Подобная замена объяснялась «техническими причинами». Главные технические причины с обывательской точки зрения понятны — конфликт интересов внутри руководства. Да и журналистам еще жить и жить — зачем же лезть на рожон накануне роковых перемен? Этим сюжет и был исчерпан, но, как выяснилось, не до конца.

Вскоре «Момент истины» нарисовался в интернете, где я его и посмотрела. Сама программа Караулова не заслуживает особого внимания. Автор и ведущий решил опровергнуть все эпизоды антилужковской пропаганды, но делается это ровно по тем рецептам, против которых со всем пылом своего пламенного публицистического дара он сам и восстает. Хотя Караулов знает, о чем говорит: именно он стоял у истоков славного жанра, максимально наглядно материализовавшегося в батальном полотне «Дело в кепке». Тем не менее ведущий выдвигает тезисы, подкрепляемые нарезками чужих фраз, обрывками мыслей, монтажными плевками. В ткань повествования лихорадочно вплетены Шод Муладжанов и трутни, Галина Вишневская и пчелы, Михаил Бекетов и «Интеко». Когда слов не хватает, на помощь призывается Илья Резник, корректирующий прозу стихами: «Как тяжко современникам признаться, что рядом с ними гении живут» (имеются в виду, наверное, сам Резник и Лужков). И все это вязкое, рассыпающееся, клубящееся повествование затеяно для того, чтобы назвать имя (цитирую Караулова) «идеолога этой фигни». Вот оно: Борис Березовский. Автору вторит гуру Сергей Кургинян — так либеральное крыло воюет с Путиным. Эти люди (на экране уже почему-то не Березовский, а молодой и еще кудрявый Немцов) требуют «перестройки-2».

Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. За минувшие 15 лет ТВ осилило несколько важных этапов становления: 1) переход от института стерильных дикторов к институту деидеологизированных ведущих; 2) возврат из кодовой системы намеков и аллюзий к системе простых и понятных истин; 3) перетекание объективности факта в субъективность его толкования с последующим применением в междоусобных войнах. В последние годы произошел возврат к нулевому варианту — к единообразию новостного вещания, к эдакому унисексу от ТВ. И вдруг на ровном месте разразилась информационная бойня, которая глядится чистой пародией на ристалища десятилетней давности.

Вспомним, какое буйство красок сверкало прежде. Голубой экран искрился кислотными передачами. Вот лишь некоторые из них: «Скандалы недели», озвученные невозмутимым Петром Толстым (ныне благонамеренное лицо Первого канала); «ССР. Слухи, сплетни, расследования» с адвокатом Михаилом Барщевским, призванным олицетворять истину в последней инстанции; прогулки «Вокруг Кремля», предпринятые знатоком дворцовых нравов Андреем Карауловым; «Ночное рандеву», где Светлана Конеген умелой рукой сводни выстраивала бинарные оппозиции по типу Ампилов — Лада Дэнс, Боровой — Маша Распутина, Жириновский — Лолита. Россия готовилась к встрече с Сергеем Доренко, и он пришел, положив начало новому этапу компроматного дела на Руси. Чемоданы с сомнительными документами, счета в нью-йоркских банках, приватизированные офшорные зоны — все это гляделось вчерашним днем разоблачительной виртуальной стихии. Отныне начиная с тазобедренного сустава Примакова, каковым он размахивал в прямом эфире, будто знаменем победы, вещдоками становятся фрагменты человеческих внутренних органов, как то: прямая кишка, дельтовидная мышца, большая и малая берцовые кости…

А что теперь? Тоска и скука. История повторяется в виде фарса. Даже замочить в эфире оппонентов никто толком не может. На текущей неделе порадовал только философ от домостроения. Немногословный Владимир Ресин разразился монологом на тему любви московской власти к историческому наследию: «Человек твердо стоит на двух ногах, тогда и между ног будет твердо. Первая нога — то что было; вторая нога — то что будет». С таким количеством твердых ног московскую власть дешевой мочиловкой не собьешь со столбовой дороги.