Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Марина Ярдаева

Не отнимая, поделить

Марина Ярдаева о том, возможна ли справедливая социальная политика

Осень, кризис, неопределенность, нескончаемая пандемия — люди злятся. Люди ищут виновных в неблагополучии... и находят их рядом с собой. У одной соседка получила какое-то пособие и купила новый смартфон, у другого сослуживец настрогал кучу детишек и получил субсидию на квартплату. За чей счет банкет? Почему чья-то беспечность оплачивается из налогов тех, кто нечеловечески вкалывает. Так сегодня мыслят многие.

Моя лента Facebook последний месяц все подсовывает мне репост одной и той же статьи. Что-то о тяготах жизни многодетных семей. Под постом сотни комментариев. Каждый день прибавляются десятки новых. И в комментариях этих — зоопарк.

Народ традиционно плюется злобным «нарожали», люди снова и снова возмущаются: «Почему мы обязаны их кормить?» Ведутся яростные споры о справедливости.

Одни орут, что помогать надо не «этим плодящимся», а, например, матерям-одиночкам, вторые тут же нападают на первых и уверяют, что и матери-одиночки не заслужили, потому как «сами, дуры, виноваты, что связались не пойми с кем», если кто и нуждается в поддержке, то это пенсионеры. Потом на арену выходят третьи — они считают, что и пенсионеры далеко не все заработали себе пенсии, вот пусть сами теперь и расхлебывают, а помогать нужно лишь инвалидам. Тут появляются четвертые и накидываются на несчастных инвалидов, которым «все валят и валят»...

Первый порыв — вступиться за ни в чем не повинных многодетных родителей, матерей-одиночек, пенсионеров и инвалидов. Ведь, понятно, что никто из них не обласкан нашим государством настолько, чтоб вызывать такие приступы ярости у беснующейся толпы.

Очевидно же, что толпу фрустрирует и приводит в бессильную ярость что-то совсем иное, на социально незащищенных выплеснуть гнев просто безопаснее. Но эта история не про классовую ненависть грубых мещан к каким-то там голодранцам. Тут вообще нет ничего классового. И не только потому, что тот, кто самодовольно мнит себя этаким буржуа, который сам всего добился, сам все заработал, у нас, в России, часто оказывается такой же голью перекатной, которую он презирает. Суть еще и в том, что в социальных группах нуждающихся происходит, увы, все тот же зоопарк.

У нас трехдетные ненавидят пятидетных, матери-одиночки — разведенных женщин с детьми, разведенные — вдов. И даже в категории инвалидов раздрай: безногие завидуют безруким, безрукие — незрячим, незрячие — глухим.

Каждому обездоленному кажется, что другим несчастным живется легче и больше достается если не материальной, то хотя бы моральной поддержки.

Почему так? Может быть, дело в том, что наша социальная политика несправедлива? Знаете, а ведь на этот вопрос так просто и не ответить. Наша социалка такая кривая, неповоротливая, забюрократизированная, в ней так много нюансов, условий, ограничений, во всем этом так сложно разобраться, что на самом деле и непонятно, справедлива она или наоборот. Она, пожалуй, неэффективна, довольно бессмысленна, но можно ли сказать, что она строится на ущемлении интересов одних в пользу других, неясно. Однако обществом социальная политика воспринимается все же несправедливой.

Если почитать и посмотреть наши новости, создается впечатление, что у нас все время что-то кому-то раздают. Про коронакризисные выплаты на детей писали столько и с таким пафосом, будто ими собрались снабжать всех без разбора родителей пожизненно. Сообщения о повышении пособий по безработице подавались с такими умолчаниями, что у многих создалось впечатление, будто любой фрилансер через три года неофициальных подработок может прийти на биржу и получать 12 тысяч рублей. Новости о пособиях для многодетных преподносятся так, что люди верят, будто эти пособия положены всем, а не только малоимущим.

У нас как будто непрерывно что-то индексируют, вводят какие-то новые субсидии, компенсации. По идее все нуждающиеся уже давно должны были закрыть все свои проблемы.

В реальности большинство из так называемых льготников не видят почти ничего, но каждый думает, что это он один не получает, все уходит на каких-то совсем уж маргиналов, паразитов и дармоедов.

Вопрос: это власти специально такую политику проводят, чтоб стравить всех со всеми? Наверное, все-таки нет. Наверное, все как всегда проще: денег на социалку нет, а пустить пыль в глаза очень хочется. Ну, а то что бедняки в итоге вместо того, чтобы грамотно оформить претензии к государству, грызутся друг с другом, согласитесь, не самый плохой, с точки зрения чиновников, побочный эффект.

В общем, вопрос, справедлива ли наша социальная политика, остается открытым. Но тут же сразу возникает другой: а может ли такая политика вообще быть справедливой? Не в России, а вообще в мире.

Социалка — это ведь про помощь не по заслугам, а по потребностям. Может быть, это вообще такая благотворительность на государственном уровне? Благотворительность может быть справедливой или несправедливой? Нужны ли, например, обществу организации, которые на добровольных началах обеспечивают горячими обедами бездомных? Бездомный, он ведь может быть алкоголиком, вором, мошенником. И он уж точно никогда не вернет вложенное в него. Это справедливо — помогать таким людям? А справедливо ли помогать только некоторым из них?

Допустим, в городе есть ночлежка на тридцать мест — значит тридцати бродягам повезло сегодня с крышей над головой, тридцать первому не хватило... Чего не хватило тридцать первому? Справедливости? Или милости судьбы, немного удачи?

Почему, зачем люди помогают другим? Какой-нибудь циник скажет, что исключительно для пиара. Налоговые льготы еще разные предусмотрены. Психологические мотивы никто не отменял, хочется почувствовать себя хорошим. Да, это есть. Но не только это. Гораздо чаще человек помогающий суеверно заговаривает реальность, надеясь на закон бумеранга, чтоб если вдруг, не дай бог, с ним что случится, от него тоже не отвернулись. Ну, и совесть, конечно, успокаиваем, потому что на чье-то горе смотреть действительно больно. К справедливости это не имеет никакого отношения.

Или все не так? Или социалка — это все-таки про общественный договор? Платим пособие женщинам в декрете, но они должны отработать эти пособия отчислениями в фонд социального страхования. Поддерживаем многодетных, потому что их дети будут кормить будущих пенсионеров. Помогаем неимущим и безработным, но берем с них обязательства найти работу, увеличить доход, допустим, в течение полугода. Обеспечиваем пособиями и бесплатными лекарствами инвалидов, а они взамен... Упс... А что они взамен?

Сегодня много спорят о безусловном базовом доходе. Есть мнение, что именно он может стать более справедливой альтернативой привычной адресной социалке. Не знаю. Очень сомнительно.

Справедливо ли дать одинаковую сумму, некий минимум для поддержания жизни, здоровому и больному?

Здоровый может выбирать, зарабатывать ему больше или нет, инвалид такого выбора часто лишен. Справедливо ли обеспечить двумя минимумами мать и ребенка при том, что еще один минимум получит биологический отец этого ребенка, не фигурирующий как родитель ни в одном документе? И дело ведь даже не в морали. Мать привязана к ребенку и, по крайней мере, первые годы своего родительства ограничена в возможностях заработать, отец свободен как ветер — хоть засамореализовывайся профессионально.

Идея безусловного дохода опять-таки, скорее, не про справедливость, а про эффективность. Особенно с праволиберальной точки зрения, согласно которой, главные плюсы введения безусловного дохода — тотальный демонтаж системы социального страхования и решение проблемы безработицы, вызванной автоматизацией всего и вся.

Вот, например, известный американский инвестор Сэм Альтман однажды заявил, что даже если только 10% получателей безусловного дохода продолжат работать, то это меньшинство закроет потребности всех остальных, остальные 90% могут при этом хоть тупить в видеоигры, хоть курить траву.

То есть это как бы нормальное, обычное такое допущение, что большинство населения планеты может получить свой кусок хлеба, после чего забиться в свою конуру и не отсвечивать? Никому не кажется, что это больше похоже на откуп, чем на экономический рай?

При этом идея базового дохода все-таки интересна. Базового, но не безусловного — дифференцированного. Вероятно, человечеству нужна не замена социальной политики, а ее реформа. Например, можно сделать получателями базового дохода всех несовершеннолетних детей. Дети не работают и не зарабатывают, а их матерям и отцам не начинают платить больше просто по факту родительства. Если платить на каждого ребенка по прожиточному минимуму, или половине этого минимума, или трети (в бедных странах и это достижение), то уже нет разницы, в какой семье растут эти дети: в многодетной, у матери-одиночки, в семье, потерявшей кормильца. Из всех подтверждающих право на пособие документов можно оставить только свидетельство о рождении. По такому же принципу можно обеспечивать базовым доходом всех временно или постоянно нетрудоспособных взрослых. Количество справок опять же сократить до минимума. Пенсионерам — не доплаты нищенские, на которые еще кучу бумажек нужно собрать, а одну, но достойную пенсию.

Конечно, социальная поддержка не может ограничиваться только материальной помощью. Напротив, в сложных случаях помогать имеет смысл не пособиями, а созданием условий для выхода из кризиса. Не обязательства неподъемные брать с хронически безработных в рамках социального контракта, а предлагать обучение, при необходимости оказывать нормальную психологическую помощь, или даже медицинскую, если у человека допустим, клиническая депрессия.

Это сложно, да. И недовольные все равно будут: причем как упрощением (универсализацией) распределения материальных социальных благ, так и усложнением поддержки иного характера. Но что-то менять нужно. Если не в сторону абстрактной справедливости, раз уж непонятно, достижима ли она вообще, то в сторону большей человечности.