В одной лодке

О том, почему проблемы в образовании – это проблемы всего общества

Журналист, педагог

Хватит ныть! Знали на что шли! Так и надо! Проедают деньги налогоплательщиков. Не нравится – пусть уходят! Им, бездельникам, вообще платить не за что! Вот попробовали бы 12 часов за кассой...

Так пишут на просторах интернета об учителях. Так возмущаются родители школьников на детских площадках. Так негодуют они, останавливаясь поболтать рядом с «Пятерочками» и «Магнитами» или выстаивая очереди в поликлиниках. Этого стало так много, что не замечать уже невозможно.

Я совсем не хочу анализировать этот феномен. Почему люди звереют, в общем, понятно. Беззаконие, бедность, невежество — вот составляющие ненависти всех ко всем. У нас несчастный редко сочувствует другому несчастному: каждый лишь себя мнит страдающим, а другого считает чуть ли не за мошенника. Но не собираюсь я расписывать и то, насколько обездолены наши педагоги. Все вокруг нас. Имеющий глаза да увидит, а не имеющий и под зарплатным квитком, выложенным в сеть педагогом, напишет комментарий про то, как тот жирует у себя в Томске на 15 тысяч рублей.

Я хочу написать о нашем будущем. Об образовании наших детей. О том, каким ему быть (и быть ли?) при том скудном финансировании школ, которое оказывает государство и поощряет своим равнодушием общество.

Немного математики. В 2021 году в России запланировали потратить на образование 1,08 трлн рублей, или всего около 5% бюджета. Или, может быть, не всего? Может быть, это очень много? Для сравнения, на оборонку и силовиков отписали четверть всех бюджетных трат, примерно столько же на социальную политику, 15% на загадочную «национальную экономику», 7,4% на не менее загадочные «общегосударственные вопросы». Ну, а на образование, значит, 5%. Столько же, сколько и на здравоохранение.

Ну вот такое у нас здравоохранение и образование. 1,08 трлн рублей – это и на строительство новых школ, и на ремонт старых, и на обеспечение техникой и учебниками, и даже на пресловутое горячее питание. Ну и на оплату труда педагогов. Какую долю занимает зарплатный фонд от 1,08 трлн – это, по всей видимости, тайна, покрытая мраком. Согласно майским указам, зарплата педагога не может быть ниже средней в регионе. Какими манипуляциями достигается это планка все, кто хоть немного интересовался проблемой, знают. Зарплаты растут исключительно пропорционально росту нагрузки. Даже работая в относительно благополучном Петербурге, я почти не знаю учителей, работающих на одну ставку. Когда четыре года назад я обходила школы района, предлагая свои услуги, некоторые директора даже и не скрывали, что не могут меня взять, если я не соглашусь взвалить на себя три класса и кружковую работу, – иначе я им всю зарплатную статистику испорчу.

Понятие учительской ставки многих вводит в заблуждение. Ставка предполагает 18 аудиторных часов в неделю. Но к урокам и занятиям необходимо подготовиться, разработать и распечатать материалы, нужно проверить тетради, заполнить журналы, кучу всяких ведомостей и отчетов. Добавьте к этому индивидуальную работу с детьми и работу с родителями. Еще добавьте совещания, педсоветы, семинары, вебинары, курсы, конкурсы и смотры, выезды и экскурсии. Ставка – это нормальная такая загрузка, вполне сопоставимая с обычной 40-часовой неделей.

Сегодня же педагоги признаются, что работают и на две, и на три ставки. И все это за среднюю зарплату. Две ставки – это шесть уроков в день при шестидневной рабочей неделе и гора тетрадей. Нет, готовиться к этим урокам будет некогда, это физически невозможно. Три ставки – это работа в две смены. В этом случае некогда будет уже и тетради проверять, заполнять журналы. Родители могут оборвать все телефоны в комитете по образованию с жалобами, что в электронном дневнике не обновляются вовремя оценки, не появляется домашнее задание, но правда в том, что времени на эти журналы у замотанных учителей просто нет. И черт бы с ними, с журналами. Люди имеют дело с детьми. И за детей, знаете ли, тревожно. Я не понимаю, как можно работать на три ставки и не сойти с ума.

Я пишу об этом на своем канале в «Яндекс.Дзен». Мне в ответ пишут какие-то благоглупости. Говорят: нельзя оправдывать плохую работу низкой зарплатой. Господи, да конечно, нельзя. Но и работать хорошо за копейки с нечеловеческой нагрузкой нереально. Можно искренне мечтать сеять разумное, доброе, вечное, можно играть в самоотверженного героя, можно быть даже святым, но если пахать на износ, рано или поздно ты либо сорвешься либо свалишься с болезнью. Говорят: не надо соглашаться на такие скотские условия, надо уходить. И опять правильно. Не надо соглашаться. Но с таким же успехом можно написать, что и детей не надо отдавать в такие школы, где учителя работают, не приходя в сознание. Почему бы в самом деле всем, у кого есть дети, просто не переехать в Москву или хотя бы Петербург?

И что касается «надо уходить». В школах дичайшая текучка. Отчасти ведь и поэтому еще педагоги пашут за двоих, за троих. Не все ж только от «жадности», в смысле нищеты. И ладно бы физик работал за себя и за другого физика, которого так и не нашли. Сегодня не такая уж редкость, когда один учитель ведет и физику, и химию, и биологию, и английский. И, нет, это не оттого, что он такой универсал и вообще гений. А еще случается, кто-нибудь увольняется посреди учебного года, и на замену поставить уже вообще некого – четвертую ставку точно никто не потянет. И вот тогда уроки не ведутся совсем. Когда стали разбираться в причинах массового завала ОГЭ по математике в этом году, выяснилось, что в некоторых школах уроков по этому предмету не было месяцами. А что тогда было? Что-то было. Дополнительные ОБЖ, физкультура.

В последнее время школу часто называют камерой хранения детей. Как ни печально, но иногда это и правда так. Особенно в глубинке. Знаете, я посчитала, во сколько государству обходится педагогический труд в расчете на каждого ученика. Я взяла свою относительно «жирненькую» полустоличную зарплату, рассчитала сколько стоит один час, разделила на число детей в классе. Десять рублей на ребенка. Десять рублей. Десять.

Продолжим. В начальной школе не может быть больше 26 уроков в неделю, у старшеклассников – не больше 37. В среднем в месяце 4,5 недели. Так вот, если даже исходить из предельных нагрузок, то получится, что в месяц государство тратит около 1200 рублей на ученика начальной школы и примерно 1700 на старшеклассника. Это в относительно (очень относительно) благополучном Петербурге. В комментариях на Дзене сделали такой же расчет для Курска. Сумму, полагающуюся на старшеклассника, округлили до 600 рублей.

Сегодня многие родители, недовольные работой школ вообще и учителей в частности, утверждают, что им проще самим учить своих детей, но пусть тогда государство платит им учительскую зарплату. Что ж, выше я написала, на какие деньги они могут рассчитывать. Ну пару копеек могут накинуть в счет компенсации того, что ребенок, обучающийся дома, не пользуются еще и школьной материально-технической базой.

Между прочим, на детей, перешедших на семейное обучение, такие компенсации выплачиваются и сегодня. Но только в четырех регионах. А в Омске, где размер выплат установили поначалу действительно соблазнительный для провинции (от 7 до 11 тысяч рублей), программу быстро свернули – бюджет затрещал по швам. Выплаты там оставили только для инвалидов и призеров городских и всероссийских олимпиад и конкурсов. В Екатеринбурге родителям хоумскулеров выплачивают 6000 рублей... в год. В Перми размер компенсации зависит от школы, можно надеяться за год получить около 20 тысяч рублей.

Разумеется, такие смехотворные компенсации не покроют затрат родителей на семейное обучение. Иногда адепты хоумскулинга уверяют, что учеба на дому не стоит вообще ничего. Это неправда. Даже если обойтись без репетиторов и занятий в различных образовательных онлайн-группах (допустим, у родителей у самих педагогическое образование или мама, папа, бабушка и дедушка – все очень хорошие специалисты в самых разных областях), нужно быть готовым потратить на это кучу времени. Время – это те же деньги.

Для детей тех, у кого нет ни лишнего времени, ни лишних денег, ни профильного образования, т. е. для большинства, оптимально обучение в большом школьном коллективе. Мы все знаем, что оптом дешевле. И в общем даже догадываемся, что массовость не обязательно должна приводить к потере качества. Напротив, брака гораздо больше в кустарном производстве.

Но, конечно, система массового образования должна быть работающей и эффективной. Родители как налогоплательщики имеют полное право требовать этого от государства. От государства, понимаете.

Нет, можно, конечно, и дальше продолжать делать вид, что никакой глобальной проблемы нет, что «если учителя сами сделали свой выбор работать за копейки», то и пусть работают. И пусть работают на совесть – «назвался груздем»... Можно очень долго и громко возмущаться тем, что педагоги что-то не спешат отстаивать свои права (хотя они пытаются). Но страдают-то в итоге дети. Не учительские. Не какие-то единичные Пети и Маши. А вообще все. И пока общество не объединится, ничего в образовании не изменится. Да и вообще нигде ничего не изменится.