Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Битва за оценки. Как быть проигравшим?

Об аутсайдерах гонки за средний балл аттестата

Журналист, педагог

Появился новый вид спорта. Его пока нет ни в какой официальной классификации, но он уже во сто крат популярнее футбола, хоккея и биатлона вместе взятых. Речь о школьном многоборье. Тут вам и бег с препятствиями, и работа локтями, и кулачные бои. А название всему – битва за оценки. Пылко, зрелищно, кроваво. И, как водится, бессмысленно и беспощадно.

Прямо сейчас стартует очередной этап. Первая учебная четверть закончилась, и тут как тут вторая. Только выдохнули, надо снова бежать. Из плюсов: нынешняя дистанция – короткая, спринт. Минус один, но жирный – провалить этап очень легко на самом старте. А провалишь этот забег – испортишь годовой зачет. Ставки высоки, значит, борьба будет особенно ожесточенной. Часть детей сойдут с дистанции. Часть учителей отправятся в нокауты. Часть родителей перейдут на препараты, отпускаемые по рецепту.

Ради чего всего? Ведь нельзя же объяснить это безумие одними только спортивными амбициями? Амбиции, конечно, тоже существуют, но дело давно не только в них. Весь этот невероятный аттракцион устраивается еще и ради аттестата. Чтоб получить его не абы какой, а «нормальный» – красный, ну или, так уж и быть, синий, но чтоб средний балл был не ниже 4,5. Иначе не выдержать конкурс в более-менее приличный колледж.

Конкурс аттестатов в колледже – это сегодня не только план «Б» на случай завала ЕГЭ после 11-го класса и, как следствие, непоступления в университет. Куда чаще это вообще единственная рабочая схема для многих детей и родителей. Ведь сегодня после девятого класса из школы уходят более половины учащихся. И, отказываясь от конкуренции в ЕГЭ, они вынуждены соперничать друг с другом с помощью обычных оценок. И вот разворачивается борьба, напоминающая гонку вооружений, то есть борьба, которой нет ни конца, ни края.

Дети и родители не мытьем так катаньем выбивают свои пятерки и четверки, число отличников растет, но растет и проходной балл в колледжи. Уже появились заведения, где проходной балл не только 5,0, но и 5,5, 6,0, 6,5. Как это возможно? Но, дорогие мои, это ведь те же 310 баллов за три ЕГЭ при приеме в вузы. Система всегда адаптируется, отбор (в смысле, отсев) никогда не прекращается, пока участники согласны с этой системой мириться. Колледжи так же, как и вузы, стали теперь брать в расчет дополнительные достижения: ГТО, волонтерство, конкурсы, олимпиады и прочие дипломы «самой шустрой белки в колесе».

Система эта, конечно, бесчеловечна. Но самое ужасное в ней то, что бесчеловечна она не для всех одинаково. Скажу честно: тех, кто участвует в этом всем по доброй воле, тех, кто находит сам такой порядок вещей в принципе нормальным и только себя мнит жертвой обстоятельств, не особенно жалко.

Не очень-то жалко тех родителей, что въезжают в школы на танке из убеждений, что им все должны, открывающих двери кабинетов с ноги. И пусть они запивают свой стресс какими угодно препаратами – за все надо платить. Не жалко неглупых, но ужасно ленивых подростков, привыкших не учиться, но клянчить отметки. Если им не хватит одного десятого балла до поступления в какой-нибудь экономический колледж, для экономики страны все равно никакой трагедии не случится. Абсолютно не жалко талантливых ребят, которые в эту борьбу не включаются даже в качестве зрителей. И правильно делают. Они поступят в свои вузы мечты даже с тройками – по ЕГЭ или как призеры олимпиад. Немного сочувствую я коллегам-учителям. Но и им не сильно, они справятся, нарастят броню, а кто нет, уйдут из школы в репетиторы, как и многие-многие-многие до них.

Все мое сочувствие направлено на тех, кому жизнь альтернативы этим забегам не предлагает, но бежать они не способны. На тех, кто сходит с дистанции по немощи. Жаль мне условных безногих, астматиков и сердечников. Тех, кому природа не дала ни каких-то очевидных талантов (а неочевидные никому не нужны), ни хитрости. Тех, кому не досталось честолюбивых тренеров, в смысле родителей. Жаль мне брошенных всеми двоечников и троечников. Они ведь по-прежнему существуют, не все ж только деланные отличники вокруг.

Раньше все эти бедные выпускники шли в ПТУ у дома. Но учреждения, в которых можно было выучиться какой-нибудь простой профессии, либо закрылись, либо превратились в те самые колледжи с конкурсом аттестатов.

Понятно, что и сейчас сохраняется ранжирование. В одни колледжи берут только отличников, а на хорошистов согласны, если только они готовы платить. В другие берут хорошистов, но за деньги и троечников. А есть и такие, куда и троечники и двоечники с нарисованными из жалости тройками могут проскочить на бюджет. Но последних исчезающе мало. И в нагрузку к будущему диплому в таком колледже всегда идет столько недостатков, что проще платно на какого-нибудь механика или фрезеровщика выучиться, если б только это понимали сами троечники и если б только у них было на что учиться.

Во-первых, эти колледжи, плетущиеся в конце всех рейтингов, чаще всего далеко расположены, куча времени и денег уходит на дорогу. Во-вторых, так же часто они настолько плохо оснащены, что учащимся предлагается вложиться то в одно, то в другое, а поскольку денег у последних в массе своей нет, то они просто ничего в плане квалификации и не получают. В третьих, контингент. Когда сложные дети из не самых благополучных семей рассредоточены по разным общеобразовательным школам – это, конечно, нехорошо (у меня очень скептическое отношение к инклюзии, точнее, к тому, что у нас за нее выдается), но они все-таки еще получают какой-то шанс на социализацию. Когда их собирают в кучу, но не для того, чтобы заниматься их развитием и реабилитацией, а потому что «ну куда-то их надо деть», проблемы усугубляются. Люди все же не звери, чтобы передержка была для них благом, тем более, если после 18 лет их не в добрые руки пристраивают, а выпинывают на улицу.

Где эти несчастные пригодятся? Современная экономика такова, что много людей ей не нужно. То, что можно автоматизировать, автоматизируется. Там, где несложный человеческий труд все еще дешевле машин, сподручнее одного заставить работать за троих. Ловкачи не пропадут. Хитрые лодыри смогут устроиться при любых обстоятельствах: эти могут набрать на себя обязательств и на десятерых и ничего не делать. Другие так и будут ехать на чьей-то амбициозной (или жертвенной, что одно и то же) шее. Талантливые откроют себе какую-нибудь параллельную реальность, найдут утешение в эскапизме. А вот эти бедолаги, заранее выброшенные из забега за оценки, за дипломы, за сертификаты, за прочие социальные бонусы, – их куда?

Они будут, конечно, жить как-то: много и скверно работать за копейки, добирая пособиями, родят таких же никому не нужных новых людей, которые начнут ту же музыку. И, пожалуй, кому какое дело. В конце концов, и у этих несчастных есть своя анестезия, ведь если им некогда и не о чем задуматься, то не поймут они и отчаянного своего положения. Но вот вопрос: а обществу-то точно все равно? Не лучше ли для нас всех, чтобы было как-нибудь по-другому? Чтоб жизнь всех нас не представляла такую изматывающую гонку, начинающуюся еще в школе?

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.