Расклады

Фото: rusmysl.ru

За что убивают в России

Кирилл Рогов

Переворот в «Либеральной России» в пользу Березовского вновь ставит вопрос: было ли убийство Сергея Юшенкова политическим?

Жизнь состоит из совпадений. Это знают многие. Это знает Борис Абрамович Березовский.

В 1995 году Борис Абрамович с популярным журналистом Владиславом Листьевым организовывали Общественное российское телевидение. Между партнерами не было полного согласия. Популярный журналист и амбициозный менеджер собирался играть самостоятельную игру, понимая дело так, что приставленный к нему олигарх Березовский должен быть организатором пула представителей крупного бизнеса, прикрывающих проект. Борис Абрамович же подразумевал играть свою игру, имея популярного тележурналиста в качестве надежного имиджевого прикрытия. Между ними возник из-за этого конфликт. По совпадению журналист был убит. ОРТ на несколько лет оказалось под фактическим управлением олигарха, который вынужден был теперь сам организовывать канал, расставляя своих людей и на финансы, и на управление контентом.

Планы Бориса Абрамовича организовать в соавторстве с рядом либеральных депутатов Думы настоящую оппозицию Путину — партию «Либеральная Россия» — также натолкнулись на конфликт интересов партнеров.

Борис Абрамович хотел делать партию антипутинскую, а Юшенков с Похмелкиным — либеральную.

Борис Абрамович хотел играть свою игру, имея депутатов Похмелкина и Юшенкова в качестве приличной витрины. А депутаты имели в виду, что деньги олигарха и его неприязнь к президенту Путину могут сослужить добрую службу делу либерализма.

Конфликт разрешился в пользу «либералов». Игроков, в принципе, неумелых и неопасных. Но упертых. Разрешился, естественно, даже не в силу убежденности-упертости этих «либералов». А потому просто, что им подыграл путинский Минюст. В день гибели Сергея Юшенкова было ясно, что его, Юшенкова, руками Минюст у Березовского лэйбл «либерального россиянина» практически отнял.

По случайности в этот самый день Сергея Юшенкова убили. В результате Борису Абрамовичу пришлось одному проводить «объединительный» съезд «Либеральной России», на котором единственный оставшийся раскольник, депутат Похмелкин, был исключен из партии, а олигарх, наоборот, принят. Пришлось расставлять своих людей на управление финансами и коммуно-либеральным контентом. Такая уж у Бориса Абрамовича судьба.

Борис Абрамович не заказывал Владислава Листьева. В первый месяц своего директорства на ОРТ и последний месяц жизни Листьев оказался в кольце конфликтов.

Но самым серьезным был конфликт по поводу рекламного времени на ОРТ.

::: И Листьев, и огромное количество других людей, и Борис Абрамович прекрасно знали суть конфликта вокруг серых рекламных денег, персоналии и «крышу». Листьев не был наивным идеалистом и, очевидно, рассчитывал на прикрытие. Но не в этом суть. В конфликтном треугольнике «Березовский--Листьев — держатели серых рекламных денег» — осталось только две стороны. Им пришлось договариваться напрямую. И они договорились.

Равно не заказывал Борис Абрамович и депутата Юшенкова. Борис Абрамович вообще принципиальный противник заказных убийств. Об этом знает вся страна. Борис Абрамович считает, что надо «договариваться». Юшенков договариваться толком не умел. Меж тем в результате его раскольнической деятельности березовская часть «Либеральной России» рисковала остаться без бюджета. Ибо какой же олигарх будет финансировать предвыборную кампанию незарегистрированной партии? Напротив, кампанию зарегистрированной «Либеральной России» Борис Абрамович громогласно обещал финансировать весьма обильно.

После трагической гибели Юшенкова весьма популярным было обсуждение вопроса, убивают ли в России за политику. Умные люди говорили, что нет. Умные люди не совсем правы. Существует тип нераскрываемых убийств вроде убийств Листьева, Юшенкова и даже Галины Старовойтовой. Они политические именно в силу системного характера своей нераскрываемости. Неспособности общества и государства разобраться, где кончаются «наши» бандиты и начинаются «их» бандиты. Где кончается наша «нелегальность», в которой еще не убивают, и начинается та, нелегальная «нелегальность», в которой уже убивают.

В России не убивают за занятие политической или общественной деятельностью. В России убивают, когда политическая или общественная деятельность слишком близко подходит и начинает вклиниваться в нормальное обращение серых денежных схем. Борис Абрамович Березовский — признанный мастер одновременной игры на двух досках — политики и «схем». Именно поэтому, видимо, пространство рядом с ним оказывается столь опасно для тех, кто не так хорошо разбирается в законах одновременной игры и не может уследить, на какой доске в данный момент находится.

Убийства людей, занимающихся политической или общественной деятельностью, являются политическими, несмотря на то что в них почти всегда отыскивается тот или иной «коммерческий» мотив. И именно потому, что наглядно демонстрируют: именно «схемы», обращение серых денежных потоков, составляют каркас реального общественного уклада. Реального политического порядка. А занятие политической или общественной деятельностью — просто безобидный трындеж, покуда этого реального уклада каким-то боком вольно или невольно не нарушает.