Русский характер: деньги

Значит, так: деньги – это не наше. Мы с деньгами не умеем. Нам деньги только дай – мы их тут же. Особенно если просто так где-то взялись.

Символ русского обращения с деньгами: семейная пара страшно выиграла в лотерею – миллион или, может, десять. Через год жена умерла, а муж спился. В общем, счастье.

Но денег русскому человеку обычно всегда не хватает. Точнее, не так: русский человек всегда чувствует себя недооцененным. И это его, разумеется, обижает.

Вот распространенная, всем знакомая ситуация: ловлю тачку, говорю – Малая Грузинская, мне в ответ – сколько? Отвечаю: двести рублей. Не, говорят из машины, не поеду. А сколько, спрашиваю, ваша цена какая? – ответ: да не поеду я, понял?

Изображаю, что не понял. Решил достучаться, говорю: а зачем вы тогда спрашиваете – «сколько», если все равно ехать не собираетесь? Пошел ты на ..й, отвечает, м...!

Русский человек всегда чуда хочет. Ему, конечно, моя Малая Грузинская, во-первых, не по пути, во-вторых, времени у него нет, в-третьих, я ему лично ни во что не уперся, но когда задает он этот вопрос – «сколько?» – верит в чудо, верит, что я ему в ответ скажу: «тысяча баксов!» – или: «миллион!».

Хотя и понятно, что миллиона, даже если будет обещан, не видать ему как своих ушей – примеров тому новейшая история дает массу; а если вдруг чудо произойдет и дадут ему этот несчастный миллион, то он его пропьет-прогуляет, потом будет обида и семьи на него, что все пустил в прах, и его на семью, что не удержала, и на самого себя, что такой дурень, и в целом на белый свет, что подбрасывает такие соблазны...

А я вместо чуда говорю ему про двести рублей! Вот он и оскорблен.

Вывод: русский человек не связывает работу с получением денег. Это очень важно понимать: работает русский человек во имя самой по себе работы, ну, может, еще друзья у него там или, наоборот, недругов он изводит, чувствуя в себе такую потребность искоренения всего зла в мире, или миссию какую тайную, одному ему известную, выполняет. А что деньги дают – так это чудо и есть. Раз, а то и два в месяц. Отсюда и праздник получения зарплаты, отмечающийся по всей Руси великой.

Следствие: русский человек органически не способен на монотонную, нетворческую работу типа ровной укладки кирпичей, сборки автомобилей без участия кувалды или черчения прямых линий. Новое время, правда, воспитало под свои приземленные нужды некоторое количество автосборщиков, не трогавших молотка, системных администраторов, приходящих на работу к 9.00 побритыми и трезвыми, и сантехников, у которых не текут унитазы, но все они миссионеры, просветители, я спрашивал. То есть все равно не в деньгах дело.

Русскому человеку давай полет фантазии, давай неразрешимую задачу, давай творческий простор – тут ему равных нет, тут он весь мир за пояс заткнет, проявив чудеса смекалки. Но деньги – опять ни при чем. Даже еще проще: нет таких денег, которые могли бы адекватно оценить русскую креативную энергию, поэтому сколько ни заплати, все будет недооценка. Возьмем, конечно, потому что выпить надо и детям на молочишко... но брезгливо.

А как же, спросит проницательный читатель, как же тогда наши богатеи? Бывшие олигархи? Они-то вон как с деньгами умеют, миллиарды нажили!

Пожалуйста, вот ответ. Во-первых, получили они свое богатство хотя и справедливо, но все-таки чудесным образом, как бы ниоткуда. А во-вторых, разве ж они хозяева деньгам-то своим? Они сами знают, что всего только навсего присматривают за добром. И если чего пропадет или развеется как пыль, то будущее спросит строго.

Я же говорю: деньги – это не наше. Мы от них стараемся поскорее избавиться, от чего про нас и пошла по миру слава мотов и прожигателей жизни, и теперь мы там везде желанные гости.