Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

Фото: ИТАР-ТАСС

Зюганов против Иванова

Водку «Зюганов» можно себе представить, а на Иванова этикетку с Самокатной улицы не наклеишь. Народности, так сказать, не хватает

Андрей Колесников

Водку «Зюганов» можно себе представить, а на Иванова этикетку с Самокатной улицы не наклеишь. Народности, так сказать, не хватает.

Выдвижение Геннадия Зюганова кандидатом в президенты от коммунистов, несмотря на свою предсказуемость, заставляет несколько иначе взглянуть на предвыборный пейзаж. Ветеран предвыборных битв, едва не ставший главой государства 11 лет назад, вступает на беговую дорожку со спокойной уверенностью:

скорее всего, кампания-2008 — его последний забег, но именно это обстоятельство заставляет отнестись к Зюганову со всей серьезностью.

Последний забег — он на то и последний, чтобы как следует, по полной программе, выложиться.

Лидер коммунистов, не успев произнести ритуальные слова по поводу высокого доверия и проч., назвал своим главным конкурентом Сергея Иванова. Чем опять-таки несколько изменил предвыборную оптику. Получается, что один из самых осведомленных политических игроков нутром чувствует, кто здесь преемник. И одной своей фразой как бы репозиционирует конкурента: ястреб, консерватор, сторонник государственного вмешательства и изоляционизма Иванов вдруг представляется на фоне Зюганова либеральным голубем, несущим в клюве маленький флаг Европейского Союза. Собственно, почти таким Сергей Борисович предстал на Петербургском форуме, правда, оговорившись, что путь к демократии будет извилистым. Почти по сценарию любимой бывшим министром обороны группы «Биттлз» — long and winding road. Говоря по-русски и без обиняков — через …

Геннадий Андреевич не преминул указать место президента и его преемника. Он назвал «беспомощными» попытки бороться с американским империализмом, намекнув на искусственность этой борьбы. Значит, следите за губами — Зюганов будет радикализовываться. Нынешняя власть и так беспрецедентно резка в высказываниях, но, получается, что лидеру коммунистов, чтобы отличаться от власти, придется быть еще более резким, радикальным, жестким. В ход пойдет все: православные хоругви, Сталин, Брежнев… На месте Иванова я бы подумал над корректировкой предвыборной активности — с учетом фактора Зюганова.

При всем снисходительном отношении к 1990-м, ставшем фирменным знаком сегодняшней власти, других политиков у нас нет — они все, включая первое лицо, вышли из минувшего десятилетия, как из гоголевской шинели. И секрет долгожительства таких персонажей, как Жириновский или Зюганов, тайна их несменяемости и незаменимости, причина отсутствия ротации именно в том, что сейчас, сегодня, нет политики.

А раз нет политики, тогда откуда взяться политикам? Вот Зюганов и идет на четвертый срок, до последнего болта эксплуатируя свою уже сомнительную, но еще работоспособную харизму.

В конце концов, «Зюганов» — это бренд. Узнаваемая, привычная марка, как «Кока-кола» или «Столичная». С маркетинговой точки зрения, он продаваем. Водку «Зюганов» можно себе представить, а на Иванова этикетку с Самокатной улицы не наклеишь. Народности, так сказать, не хватает.

В той давке, которая образовалась за 57-процентным электоральным брендом Путина, шансы имеет каждый.

Разница между четырьмя процентами Медведева и Жириновского, тремя — Зюганова и двумя — Иванова (по данным ФОМ) находится в пределах погрешности. Все остальное решат технологии, личные харизмы, а также слабо предсказуемое живое творчество голосующих масс.

А вот на что стоит обратить внимание Геннадию Андреевичу, так это на рейтинг доверия/недоверия, соответствующий его давнему, слишком давнему пребыванию в политике: доверяют 5 процентов, не доверяют — 10. Иванова плохо знают, поэтому доверяют 9 процентов, не доверяют — всего один. Это означает, что Зюганову трудно будет изменить в плохую или хорошую сторону отношение электората, а Иванову — не то чтобы просто, но хотя бы проще. Он — отнюдь не чистая доска, но имидж-то можно нарисовать любой, хоть ястреба, хоть голубя, хоть пеликана.

В принципе, сводить выборы к паре Зюганов--Иванов пока рано. Это Геннадий Андреевич просто умело сузил поле, хотя его прогноз и может оказаться точным — кто ж знает. Никак не получается из нашей парочки Руайяль и Саркози, в простонародье — Сего и Сарко. Как нам тогда их называть — Зю и И, что ли? Это, извините, по-китайски…

И потом, мало ли какая команда поступит сверху. Правда, ждать осталось недолго: пройдет лето и придется определяться с парой или тройкой. А не то ситуация выйдет из-под контроля, и какой-нибудь политик из 1990-х годов вдруг возьмет да и выиграет выборы.