Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

ИТАР-ТАСС

Мозолистые девушки Куршевеля

Рабочая косточка «Норникеля» хочет вписать свой мужественный облик в эстетику клубов GQ и «Джусто»

Дмитрий Волков

Наступило, наконец, гармоническое слияние труда и капитала: профсоюзные активисты требуют на царство Михаила Прохорова — олицетворение спортивного гламура.

Нет никаких сомнений, что новые требования налоговых органов к ТНК-ВР, а равно и волеизъявление рабочих касательно руководства «Норникелем» есть проявления природной стихии. Стихии, никак не связанной ни с противоборством славянских богатырей Вексельберга и Фридмана, защищающих прадедовские ценности группы «Альфа» от посягательств англичан, ни со сварой отечественных бояр Дерипаски, Прохорова и Потанина, меряющихся правом первородства и прочими правами человека.

Сходство между двумя конфликтами чрезвычайно поверхностно. В одном случае нефть, в другом — металл. В одном — заморские гости, в другом — свой брат купец.

И как же так выходит, что мы ощущаем нечто общее между двумя этими казусами, случившимися на неделе?

Владеющие British Petroleum чужеземцы, по-видимому, решили сыграть с русскими партнерами в орлянку только потому, что «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». А проиграв, пожаловались британской короне (вернее, утвержденному ею премьеру Брауну), и опять же с предсказуемым результатом. В России если и можно жаловаться на жульничество городовому — так своему, а не забугорному. Жалоба проигравшего чужому только раззадоривает удачливых игроков, а когда этот чужак идет по начальству, оно с гордо поднятой головой ответствует:

коли вы сели играть на Черкизовском рынке, помните, что тамошние правила есть норма хозяйственной жизни, в которую мы — власть высшая — вмешиваться не должны и не будем.

Что ж, сами виноваты. Ну и не взыщите, если более опытный игрок сам крикнет «караул».

Что же до случайного совпадения, когда налоговые органы требуют у иностранных сотрудников ВР подробный табель рабочего времени — всякий скажет, что у фискалов накипело чувство возмущения. Сами посудите, во всей России есть трудовые книжки и принято вести доскональные отчеты о том, когда ты куда поехал, сколько потратил на билет и завтрак да сколько суточных проел. А учет рабочего времени у западных капиталистов построен неправославно — строг, но не детализирован. Надобно их научить. И если это совпадает со ссорой между «Альфой» с «Реновой» и ВР — просто такова особенность пробуждения нашего национального духа. Вот сидели бы тихо, может, и избежали бы такого взыскательного взгляда. А так — попались на глаза.

Ссора между Дерипаской, Прохоровым и Потаниным вокруг руководства «Норникелем» поучительного для иноземцев характера не носит. Зато она отражает поразительный рост благонравия среди рабочих масс. Казалось бы, совсем недавно, как в романе Горького «Мать», рабочие, озлясь, устраивали революционные провокации против национального капитала. Еще вчера руководители профсоюза работников «Норникеля» втуне пытались предъявить какие-то претензии на участие в руководстве предприятия. И вот, наконец, наступило гармоническое слияние труда и капитала: профсоюз работников производства
никеля, кобальта и платиновых металлов требует на царство Михаила Прохорова — олицетворение спортивного гламура.

Мозолистые девушки, оставив негостеприимный Куршевель, могут считать себя занесенными в историю рабочего движения России. А

рабочая косточка «Норникеля», напротив, хочет вписать свой мужественный облик в эстетику клубов GQ и «Джусто». И кто может справиться с этим лучше Прохорова?

Общие между этими двумя и многими, впрочем, другими случаями черты понятны — не стоит сторонним зрителям увлекаться пустыми терминами. Профсоюз «Норникеля», скорее всего, не вполне профсоюз, и не совсем «Норникеля». И налоговики, приходящие в ВР — по сути, не очень налоговики. Что институты общественного устройства, что силовые органы власти — все это не то, чем кажется. Их имена — псевдонимы бурно протекающей борьбы за активы.

Оно бы и ладно — во-первых, капиталисты вышли из возраста, в котором все эти нюансы заменялись банальной пулей в затылок, и теперь — пусть со злоупотреблением административного ресурса — обставляют свои дела с видимостью законности. А во-вторых, раз они так витальны, так чего ж еще желать — конкуренция, знаете ли, не ведает жалости, зато оставляет в живых только самых сильных.

Проблема в том, что целенаправленное разрушение остатков права и покупка огрызков гражданского общества (профсоюзы, перед тем как призывать с горнолыжных курортов Прохорова, могли бы и заняться свойственными им задачами по защите прав работника) в конечном итоге воспроизводят атмосферу скандала в борделе. Для журналиста в этом хлеб, для борделя — PR, для девушек — развлечение.

Акции «Норникеля» упали на три процента.