Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

Reuters

Рубль вместо песо

Бороться с кризисом каждой латиноамериканской стране придется в одиночку

Евгений Трифонов

Возложив ответственность за кризис на развитые страны, лидеры Латинской Америки так и не смогли договориться о совместных антикризисных мерах. Одни считают, что бороться с кризисом должны США, другие уповают на помощь Москвы.

На мировой финансовый кризис лидеры Латинской Америки поначалу отреагировали почти так же, как российское руководство. Уго Чавес и его политический антипод Алан Гарсия, президент Перу, заявляли, что их страны кризис не коснется.

Президент Бразилии Инасио Лула да Силва на вопрос журналистов, как кризис отразится на его стране, раздраженно ответил: «Какой кризис? Идите спросите Буша!»

Было это в октябре. А через месяц все изменилось: индексы на биржах поползли вниз, местные валюты стали «худеть», поток инвестиций иссяк. Кончился экономический рост, позволивший многим странам региона расплатиться с долгами, повысить уровень производства и качество жизни населения. И вот уже гиганты бразильской индустрии – КВРД, «Аракрус», «Воторантим», «Садия» — объявляют о закрытии заводов и сокращении десятков тысяч работников.

Правительства латиноамериканских стран были вынуждены принимать меры. В Аргентине национализировали частные пенсионные фонды; правительство заявило, что оно спасает миллионы граждан от разорения. Национализирована находящаяся в коме национальная авиакомпания. В Бразилии сокращают налоги, принимаются меры по поддержанию населения. Одновременно на 137% поднята заработная плата, наняты 217 тысяч новых сотрудников в правительственные органы. Похожие меры планируются и в других странах региона.

Кризис мог бы стать мощным импульсом для углубления интеграционных процессов. Для этого в ноябре проводился Ибероамериканский саммит в Сан-Сальвадоре. В декабре в бразильском курортном местечке Коста-ду-Сауипи одновременно прошли сразу четыре саммита: первый в истории общелатиноамериканский, второй – «группы Рио», третий – МЕРКОСР (экономического союза Бразилии, Аргентины, Уругвая, Парагвая и Венесуэлы) и четвертый – Южноамериканского союза наций (УНАСУР) по созданию Южноамериканского совета обороны. Там обсуждались правильные и логичные меры: отмена двойного взимания таможенного тарифа, введение единой резервной валюты, создание совместных банков, формирование единой оборонной стратегии.

Кончились саммиты, кончается первый, но не последний кризисный год. Можно подвести некоторые итоги. Первый из них:

латиноамериканские страны, зависящие от экспорта сырья и американской валюты, оказались в более тяжелом положении, чем США, Европа и Япония.

Второй: антикризисные меры там начали принимать с сильным запозданием, не все они являются адекватными и позитивно воспринимаются обществом. Например, национализация аргентинских пенсионных фондов вызвала беспорядки: дело не в том, что решение властей неправильно, а в том, что у аргентинцев нет доверия к власти. Президент сеньора Киршнер сейчас субсидирует аргентинский экспорт; а еще весной она спровоцировала беспорядки, всячески его ограничивая: так она боролась против повышения внутренних цен на продовольствие, которое является основной экспортной статьей. За это время аграрный сектор понес огромные убытки и подошел к кризису финансово обескровленным. Понятно, что аргентинцы не доверяют президенту, которую еще недавно обожали как «новую Эвиту Перон». Итог третий –

странам континента очень трудно договориться друг с другом: национальный эгоизм вступает в противоречия с общими интересами. Например, президент Никарагуа Даниэль Ортега вообще не появился в Коста-ду-Сауипи. Он предпочел поездку в Москву, надеясь на кредиты и прочую помощь, которую в Латинской Америке его нищей стране никто предложить не может.

Эквадор в очередной раз показал себя настоящей миной на пути интеграции: он объявил о дефолте по «несправедливым долгам». В частности, долг не будет возвращен бразильскому Национальному банку социального и экономического развития, что ставит под угрозу инвестиции Бразилии не только в экономику этой страны, но и в регионе в целом. Бразилия в прошлом году стала крупнейшим инвестором Эквадора, инвестировав в его экономику свыше $1 млрд. После объявления дефолта Бразилия отозвала своего посла из Гуаякиля. Еще раньше активы бразильской нефтегазовой компании «Петробраз» национализировал боливийский президент Эво Моралес. На бразильском саммите между Лулой и Чавесом произошла малоприличная сцена: бразилец пригрозил Уго Чавесу кинуть в него ботинок, если его выступление продлится слишком долго. На это Чавес, имея в виду министра иностранных дел Венесуэлы, ответил: «Мадуро носит обувь 48-го размера... если этот ботинок попадет в кого-то, он раздробит ему череп». Это препирательство не случайно: лидеры двух стран сильно нервируют друг друга.

Эквадор и Венесуэла конфликтуют с Колумбией, Аргентина отключает газ Чили и не позволяет Уругваю строить в приграничье целлюлозно-бумажные заводы. Боливия требует от Чили выхода к морю, Парагвай от Бразилии – увеличения платы за поставляемую электроэнергию, Никарагуа от Колумбии – спорные острова в Карибском море… Какая уж интеграция в таком клубке конфликтов!

Уго Чавес и Даниэль Ортега предлагают сделать резервной валютой для стран Боливарианской альтернативы для Америки (АЛБА) российский рубль, хотя откуда возьмутся в регионе рубли в таком количестве – неизвестно.

Вообще, страны АЛБА пытаются создать финансово-экономическую систему, основанную на венесуэльских субсидиях и российских кредитах. Вовлечь в АЛБА остальные страны континента невозможно, а сама она вот-вот начнет давать сбои из-за уменьшения притока нефтедолларов в Венесуэлу. Куда логичнее было сделать резервной валютой бразильский реал (экономика Бразилии – самая мощная и устойчивая в регионе), но этого не хотят страны-члены АЛБА. Да и конфликты Бразилии с Эквадором, Боливией и Парагваем мешают.

Но самое главное не это.

Латиноамериканские лидеры пытаются строить отношения друг с другом и с остальным миром не на коммерческих, не на геостратегических и даже не на нравственных принципах, а на симпатиях.

Даже самые серьезные региональные лидеры, как заклинание, твердят о необходимости прекращения американской блокады Кубы – такая резолюция была принята и в Коста-ду-Сауипи. Какое дело демократическим странам до Кубы? Режим братьев Кастро превратил одну из самых перспективных стран региона в совершенно разложившееся, нищее общество. «Мы гордимся тем, что стали независимыми от США», — без устали повторяет кубинское руководство. До революции кубинские проститутки и попрошайки льнули к американским туристам, теперь – к европейским. Чем тут гордиться? «Венесуэла больше не зависит от Госдепа США!» — провозглашает Уго Чавес. Это замечательно, но он не говорит, как собирается бороться с преступностью, по уровню которой его страна на первом месте в Западном полушарии.

Еще одна резолюция провозглашает, что ответственность за мировой экономический кризис лежит на развитых государствах и они должны предпринять усилия для его преодоления. Хорошо, лежит. И как эта констатация поможет Латинской Америке? США и Европа, бросив все, начнут из чувства вины помогать ей? Это смешно. Как смехотворен и призыв Лулы к избранному президенту США Бараку Обаме «перестать смотреть на Латинскую Америку как на «холопа» и повернуться к ней лицом». Не хотите быть «холопами» — не будьте ими. Развивайте экономику, поднимайте социальную сферу, сотрудничайте с теми, с кем выгодно, — вот единственный рецепт избавления от зависимости. Кроме того, пора отказаться от эгоизма и личных политических амбиций, перестать доказывать друг другу, кто «круче» и кто больший патриот Латинской Америки.

А пока, несмотря на все проведенные антикризисные саммиты, бороться с кризисом каждой стране региона придется в одиночку. Революционная риторика, заменяющая практические дела, довлеет над здравым смыслом.