Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

ИТАР-ТАСС

Бэби-гам

Радоваться за возвращенную из Португалии девочку не получается: уж больно мама страшна, и в избе грязновато

Дмитрий Волков

Беззастенчивая спекуляция на несчастьях с усыновленными или являющимися причиной семейных раздоров детьми становится частью государственного пиара.

Дипломатия, как известно, есть искусство лжи. Уже одно это должно было бы заставлять дипломатов стесняться на людях, однако все наоборот.

Дипломат, как правило, являет собой существо горделивое и надменное. И всюду ищет себе победы для родной страны, которая позволила бы ему туда не возвращаться.

Российские дипломаты в Португалии таковую нашли. После целой серии скандалов, в которых так или иначе побеждал супостат, обнаружилась возможность супостата поприжать. Речь, разумеется, идет о детях, поскольку дети — это наше все. И российское консульство обеспечило надлежащее, законное решение о передаче прожившей несколько лет в Португалии нашей девочки ее биологической маме, которую как раз выгоняли из этой страны. Ее отобрали у португальских супругов, 6 лет воспитывавших ребенка. Мама (гастарбайтеровавшая там и скинувшая неудобное дитя «на позаботиться») девочку и вывезла. Под Ярославль. Без церемоний. Но со всей дипломатической поддержкой.

В последние годы русские дети стали предметом философических дискурсов и темой для публицистических восклицаний. То есть не сами дети, разумеется, а происходящие с ними несчастные случаи.

Трагедия с гибелью усыновленного американцами российского ребенка, к примеру, была превращена в межгалактическую войну отечественным фантастом Лукьяненко, который, сообщив о своем категорическом нежелании отдавать российских сирот за рубеж, стал практически иконой стиля и докапитализировал серию своих книжек про «дозоры». Беззастенчивая спекуляция на несчастьях с детьми, не представляя собой чего-то совсем уж нового, становится, кажется, удобным инструментом «новых гуманистов», очень внимательно изучающих пороки западной цивилизации.

Глупо было бы утверждать, что где-то там, на Западе, есть страны, в которых родители ведут себя исключительно разумно и благородно. Достаточно вспомнить горячего финского папу Пааво Салонена и, кстати, финских дипломатов, оказавших ему помощь в похищении ребенка из России, чтобы признать, что человеческая природа все-таки крайне несовершенна повсюду.

Но в умонастроениях на нашей родине есть определенная двойственность. Занудствуя по поводу домашнего неустройства, мы в то же время отчаянно презираем чужих. Оно и ладно бы — таков наш национальный характер. Но, когда дело доходит до судьбы детей, брошенных нашими же соотечественниками, а то и используемых ими в неблаговидных целях, это превращается в фарисейство.

Возмущение официозной российской общественности коварными португальскими опекунами очень напоминает поведение некоторых наших братьев в Африке.

Например, когда Луизе Чикконе по прозвищу Мадонна отказывали в усыновлении очередного малыша из Малави, там сыскался его папа, который, по его собственному признанию, не видал сыночка, но ценит возможность сделать его настоящим гражданином своей страны. Надо полагать, сыночек с тех пор ждет, пока его покормят. А власти — когда Мадонна покормит их.

В нашем случае все, конечно же, по-другому. Португальский суд (с помощью посольских из России, вовремя расстаравшихся с предоставлением спорной девочке гражданства) рассудил по закону. Даже не владеющую русским языком малышку вручили маме, которая по прибытии на родину потребовала у встречающих ее журналистов бутылочку пива. Специалисты Министерства иностранных дел могли бы быть полностью удовлетворены, если бы не проклятый технический век. А он позволил сделать снимки и видеозаписи торжества, после которых все их видевшие усомнились в том, так ли уж хороши наши дела. Уж больно неоднозначными оказались лицо и поведение мамы. Не всем понравился и косоватый дом под Ярославлем, в который повезли девочку. В итоге возникла нездоровая ситуация:

публика в России, вместо того чтобы радоваться победе дипкорпуса, требует в своем большинстве немедленно вернуть девочку в Португалию. Уж больно мама страшна. Да и в избе грязновато.

В принципе, в данном случае можно было бы приветствовать поведение российских дипломатов. Даму, как бы она ни выглядела и к какой бы социальной группе ни принадлежала, на произвол судьбы и европейского правосудия не бросили. На защиту ее законных интересов выступили. Ну и, конечно, сообщили о своем успехе по всем доступным каналам.

Но в этом отдельно взятом случае, возможно, лучше было бы и промолчать. Потому что закрадывается подозрение: а вдруг некоторую одутловатость защищенной всем авторитетом России гражданки сотрудники посольства в Португалии не заметили потому, что и сами такие?

А шестилетняя девочка, говорящая по-португальски с подъярославским сообществом — ну так у нас, честное слово, «не умеешь — научим». А «не хочешь», если кто забыл, — «заставим».