Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

ИТАР-ТАСС

Под тяжестью подземных сокровищ

Доходы от экспорта природных ресурсов могут способствовать «денаркотизации» экономики Афганистана

Омар Нессар

После новости о невероятных залежах полезных ископаемых в Афганистане США и страны НАТО могут успокаивать своих сограждан тем, что «афганская миссия» позволяет «сочетать приятное с полезным». И они держат войска в этой стране не только для борьбы с терроризмом, но и для отстаивания своих экономических интересов.

Буквально в один миг нестабильный, разрушенный войной и бедностью Афганистан из «несостоявшегося государства» превратился потенциального поставщика на международный рынок стратегических минеральных ресурсов.

Впрочем, к этому новому измерению Афганистана еще предстоит привыкнуть как самим афганцам, так и мировому сообществу.

Напомним, как сообщили западные СМИ со ссылкой на официальные документы Пентагона, американские исследователи обнаружили в Афганистане огромные запасы железа, меди, кобальта, золота, ниобия и лития.

По мнению ряда обозревателей, зафиксированные огромные запасы полезных ископаемых способны превратить Афганистан в «Саудовскую Аравию лития».

Эксперты и раньше называли Афганистан богатой природными ресурсами страной. Впервые об этом американские специалисты заговорили еще в 2002 году. Однако сегодняшние оптимистические прогнозы относительно превращения Афганистана в мощного ресурсного игрока на мировом рынке железа, лития и меди для многих стали неожиданными.

Сенсация родилась после обнародования результатов совместного исследования американских геологов и военных.

Поиски запасов минеральных ресурсов в Афганистане проводились с использованием карт, составленных советскими специалистами, так что есть все основания говорить о наличии «советского следа» в геологических открытиях 2010 года.

Советские геологи еще в 60-е годы ХХ века начали широкомасштабное исследование территории Афганистана, которое продолжалось до середины 80-х годов. Другими словами, к 1979 году руководители СССР имели вполне ясное представление о сырьевом потенциале Афганистана.

После провала социалистического проекта в Афганистане ресурсный потенциал страны никуда не делся. О нем просто позабыли в круговерти гражданской войны и диктатуры Талибана в 90-е годы. Перевезенные же на безопасную территорию к северу от Кабула геологические карты советских специалистов были обнаружены в 2006 году. С того времени началась их вторая жизнь: опираясь на советские данные 60–70-х годов, американские специалисты начали многолетнее исследование афганских недр с помощью сил министерства обороны и разведывательного самолета Orion P-3. Итоги этих исследований и стали мировой сенсацией.

Общую стоимость прогнозируемых запасов природных ископаемых в Афганистане американские специалисты оценили в $1 триллион. Однако, по мнению министра шахт и горной промышленности Афганистана Вахидуллы Шахрани, запасы полезных ископаемых в стране оцениваются в $3 триллиона.

Оценки американских специалистов Вахидулла Шахрани назвал заниженными.

Несмотря на расхождения в количестве триллионов долларов, сообщения о запасах афганских минеральных ресурсов уже несколько дней активно обсуждает мировая пресса и экспертное сообщество. Характер этой дискуссии позволяет говорить о том, что скандальный совместный отчет американских военных и геологов с самого начала был рассчитан именно на широкую общественность Запада, прежде всего США.

Реакция афганских и западных политиков и экспертов на геологическую сенсацию была смешанной, но в целом положительной. И это понятно. Новость о том, что страна, бюджет которой сегодня практически полностью зависит от иностранной помощи, может не только перестать быть «мировым нахлебником», но и стать одним из главных поставщиков стратегического сырья на международный рынок, поистине является чудом.

Появление в международном информационном поле сообщения о геологическом потенциале Афганистана выглядит весьма любопытным на фоне отсутствия зримых успехов США и НАТО в войне с Талибаном. Между тем ситуация в сфере безопасности в самом Афганистане не улучшается. Ожидания западного и афганского общественного мнения, связанные с прошедшей в начале июня совещательной Джиргой мира, не оправдались.

Глава афганского МВД Мунир Мангал недавно заявил, что из 364 уездов страны лишь в 11 нет угрозы терактов. Более того, афганские военные и представители НАТО прогнозируют рост насилия на юге и востоке страны.

Участники международной «афганской миссии» теряют надежду в успехе борьбы с талибами. В западных странах растут антивоенные настроения. Несколько дней назад один из надежных союзников США в «афганском проекте» Польша заявила о своем намерении вывести войска из Афганистана. И хотя некоторые эксперты посчитали это заявление предвыборным ходом претендентов на кресло президента Польши, оно было воспринято союзниками по НАТО вполне серьезно. До этого о готовности вывести войска из Афганистана заявляли Канада, Нидерланды и ряд других участников «афганской миссии».

Впрочем, что говорить о союзниках Вашингтона по Североатлантическому альянсу, если в 2009 году президент Барак Обама пообещал своим избирателям начать вывод американских войск из Афганистана в середине 2011 года. Сейчас президент США находится под прессингом критики американских военных, считающих, что Обаме необходимо взять свое обещание обратно.

Помимо непопулярности афганской войны в глазах общественного мнения еще одной проблемой для западных лидеров являются крупные расходы на «афганский проект», связанные с ведением войны против талибов и с оказанием гуманитарной помощи официальному Кабулу.

Мировой экономический кризис сделал афганскую войну слишком дорогостоящим предприятием даже для богатых стран Евросоюза.

В ближайшее время в Лондоне должна состояться очередная международная конференция, главная тема которой — оказание экономической помощи Афганистану. Можно не сомневаться, что это обсуждение станет серьезным испытанием для атлантической солидарности в части сохранения обязательств по «афганскому налогу».

Поэтому новость о многомиллиардных запасах минеральных ресурсов в недрах Афганистана оказалась как нельзя кстати. Ее тиражирование позволяет не только облегчить задачу западным лидерам по разъяснению своим гражданам целесообразности «афганских инвестиций», но и придаёт новый смысл западной миссии в Афганистане. Теперь можно говорить о том, что «афганская миссия» позволяет «сочетать приятное с полезным»: США и НАТО держат свои войска в Афганистане не только для борьбы с терроризмом, но и для отстаивания своих экономических интересов.

Появление «геологического измерения» афганской проблемы может быть с интересом встречено Россией и соседями Афганистана – Ираном, Китаем, странами Центральной Азии, которых крайне заботит не только проблема распространения терроризма, но и афганского наркотрафика. Кстати, о мерах улучшения экономического положения Афганистана как об одном из способов борьбы с наркоугрозой недавно говорили в Москве на Международном антинаркотическом форуме. Новая оценка афганского сырьевого потенциала создает благоприятные возможности для реализации в стране масштабных экономических проектов. Очевидно, что

доходы от добычи, переработки и экспорта природных ресурсов легко могут компенсировать афганцам финансовые потери от наркоторговли, тем самым способствуя «денаркотизации» экономики Афганистана.

Новые ресурсные возможности страны сегодня выгодны и официальному Кабулу. Эскалация нестабильности, происходящая на фоне перспектив возможного вывода иностранных войск, заставляет афганское руководство искать новые способы влияния на ситуацию, сохраняя интерес к своей стране у западных политиков. И перспективы превращения Афганистана в «мировую империю лития» являются хорошим поводом для США и Евросоюза еще задержаться там на неопределенное время. К удовольствию президента Хамида Карзая, которого постепенная утрата надежд на западных союзников, не сумевших за девять лет изменить ситуацию в сфере безопасности и победить талибов, заставляет искать поддержки у соседних стран. К слову, эта обнаружившаяся геополитическая переориентация афганского лидера уже вызывает недоумение в Вашингтоне и столицах других западных государств.

Впрочем, пока Хамид Карзай не проявляет стремления активно разыгрывать «литиевый козырь». В отличие от своего министра Вахидуллы Шахрани, который призвал иностранные компании инвестировать средства в разработку и добычу полезных ископаемых в Афганистане,

реакция Хамида Карзая на геологическую сенсацию была неожиданно сдержанной. Впрочем, это понятно. Информационный взрыв о новых сырьевых перспективах Афганистана немедленно актуализировал подзабытую было проблему борьбы с коррупцией в Кабуле.

Некоторые американские эксперты и политики уже выразили публичное сомнение в способности афганского президента эффективно распорядиться литиевыми, железнорудными и медными сокровищами из-за масштабной коррупции в афганском правительстве. А афганскому президенту такие сомнения сегодня совсем ни к чему.

Автор — директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).