От редакции

ИТАР-ТАСС

Власть под сладким соусом

Мощь госпропаганды не имеет ограничений только в режиме насильственного кормления пропагандируемых

«Газета.Ru»

Российские начальники почему-то всерьез считают, что любые, даже ущемляющие интересы граждан действия будут восприняты с ликованием, если подавать их в правильной пропагандистской упаковке.

Высказанное Юрием Лужковым намерение создать в правительстве Москвы новый департамент информациисвидетельствует, конечно, об административной бодрости градоначальника, ничем не подтверждающего слухи о своем уходе с поста. Но в еще большей степени

оно показывает глубокую убежденность начальников разных уровней в том, что против них ведется информационная война, которую можно выиграть с помощью управленческих решений.

В данном случае решение выглядит особенно впечатляющим, поскольку в мэрии есть уже комитеты и департаменты, занимающиеся СМИ, и, более того, чрезвычайно влиятельная пресс-служба во главе с целым замом Лужкова, контролирующая столичный телеканал. Тем не менее городская власть недовольна отсутствием «консолидированной поддержки» своей позиции по генплану, «Речнику» и прочим такого рода вопросам со стороны населения. И другого способа эту поддержку обеспечить, кроме как создать соответствующий департамент, разумеется, нет.

В каком-то смысле это даже должно нас радовать — ведь альтернативный метод организации «всенародной любви» известен из нашего же прошлого. И хорошо, конечно, что его применение в текущий момент невозможно из-за необходимости поддерживать цивилизованный антураж. Но

как же так получается, что при всех финансовых, политических и административных ресурсах власть с ее практически безграничной верой в пропагандистские технологии не может выиграть свою «информационную войну»?

Этой войне ведь посвящают солидные силы далеко не только столичные чиновники, но и федералы. Созданы центры пропаганды и агитации российской державности во Франции и США. Миллионы долларов ушли и уходят на создание и поддержание работы англоязычного (а теперь и не только) телеканала Russia Today, заключен долгосрочный контракт с опытными специалистами из фирмы Ketchum, которая открыла сайт Modern Russia как бы для инвесторов, рассказывающий о широкой поступи российской модернизации. «Российское руководство подвергается информационной атаке, и надо не только отвечать, но и вести упредительные действия», — заявил после открытия сайта гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. Это внешний фронт, а на внутреннем — полный контроль за российской телесетью, планы по созданию национальных сетевого поисковика и операционной системы. А война все не утихает. И перелома в ней не видно. Не видно даже при том, что

в общественном сознании театр военных действий довольно давно дискредитирован: средства массовой информации не могут, мягко говоря, похвастаться сколько-нибудь высокой степенью доверия, их воспринимают как инструмент манипулирования и даже прямого обмана.

То есть противнику не на чем вроде бы основывать свои планы по наступлению на репутацию отечественной власти. И, тем не менее, репутация страдает.

Возможно, дело в том, что противник гипотетический. У нас любят ссылаться на засилье негативных новостей о России в зарубежных СМИ, как-то забывая, что новости вообще почти всегда плохие. Можно, конечно, подозревать мировую закулису в сознательном создании отрицательного образа нашей страны, и если закулиса существует в природе, то это именно то, чем она должна была бы заниматься. Действительность, однако, гораздо менее упорядочена: «плохие» новости сами по себе интереснее «хороших», их легче продать публике, и, соответственно, на них ориентируется производитель.

Настоящий же враг обретения чаемой «консолидированной поддержки» — внутри.

Довольно бессмысленно убеждать иностранного инвестора в падении барьеров перед российским бизнесом, когда он легко может убедиться в обмане. Так же странно и московским властям рассчитывать на ликование жителей по поводу программы «Народный гараж», когда машиноместа стоят запредельно дорого.

Мощь пропаганды не имеет внутренних ограничений только в режиме насильственного кормления пропагандируемых. Пока он не установлен, а поводы для общественного недовольства умножаются, создание новых департаментов крепче привяжет к власти только их собственных сотрудников.