От редакции

ИТАР-ТАСС

Экспорт ответственности

В России ответственность высоких чиновников за ЧП спускается вниз

«Газета.Ru»

В России сложилась практика экспорта ответственности высокопоставленных чиновников на более низкий уровень. Система охотно ищет стрелочников сравнительно невысокого ранга, если первым лицам государства нужно продемонстрировать свою строгость.

Президент России Дмитрий Медведев прервал отпуск в Сочи, занявшись проблемой номер один последних дней в стране, и даже уволил нескольких относительно высоких чинов ВМФ — начальника тыла, начальника морской авиации ВМФ, замначальника авиации ВМФ, временно исполняющего обязанности заместителя начальника морской авиации по тылу, а также начальника военной базы 2512 в Подмосковье, где произошел пожар. Главкому ВМФ Владимиру Высоцкому и его первому заместителю Анатолию Татаринову было указано на неполное служебное соответствие. А губернаторам «погоревших» регионов обещан «разбор полетов».

Тем не менее,

если обычная российская практика сохранится, можно не сомневаться, что первые лица серьезной ответственности не понесут, а уволенные чины ВМФ окажутся самыми высокопоставленными карьерными жертвами пожаров.

Потому что в России принято искать стрелочников и категорически не принято возлагать какую-либо ответственность на фигуры высокого ранга.
Исключений из этого правила до сих пор практически не было. Иногда стрелочники находятся, иногда власть обходится без них, но первые лица неприкасаемы в любом случае.

Вот свежий пример: следствие по аварии на Саяно-Шушенской ГЭС продлено до декабря. Таким образом, определение виновных в разрушении крупнейшей гидроэлектростанции страны займет как минимум полтора года. Зато уже появились первые уголовные дела по фактам неэффективной работы по предотвращению и тушению природных пожаров: в Нижегородской области возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 293 УК РФ по факту халатности, повлекшей многочисленные жертвы. В ходе тушения пожаров были обнаружены тела 20 погибших. В семи населенных пунктах огонь уничтожил более 650 домов. Более 1,4 тысяч человек были эвакуированы. Прокурорская проверка установила, что тяжелые последствия от пожаров наступили в результате того, что должностные лица органов местного самоуправления Выксунского района не приняли необходимых превентивных мер. Местные власти не создали условия для забора в любое время года воды из источников наружного водоснабжения в населенных пунктах. Территории общего пользования не оснащались первичными средствами тушения и противопожарным инвентарем, не принимались меры по оповещению о возгораниях. Кроме того, не принимались меры по локализации очагов огня, спасению людей и имущества до прибытия пожарных расчетов. Не были своевременно приняты решения об эвакуации.

Прокурорский отчет выглядит вполне логично: нерадивые местные власти не позаботились о людях. Но только вот губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев, которого чуть не растерзали местные жители, когда он приехал в зону бедствия, заявил, что это «природная стихия» и ему незачем ставить вопрос о доверии перед президентом после случившегося.

Получается, что для нищих глав местных администраций, у которых нет ни денег, ни реальных возможностей, стихийных бедствий не существует, а губернатор уверенно «отмазывается».

Его ведь только что переназначили на второй срок, и потому наказать его в данном случае означало бы для федеральной власти косвенно взять часть ответственности и на себя, а это у нас совершенно исключено.

Так было и в случае самых громких терактов — за Беслан, например, отвечали местные и ингушские милиционеры, тогда как публичные обещания вызвать на допрос тогдашнего главу ФСБ (ныне секретаря Совета безопасности) Николая Патрушева и министра внутренних дел Рашида Нургалиева так и остались словами.

А сами высокопоставленные чиновники в принципе не привыкли брать на себя вину и ответственность и добровольно подавать в отставку даже после самых трагических событий. За «Норд-Ост» в итоге вообще не ответил никто.

Формулу поведения российской власти точнее всего сформулировал кемеровский губернатор Аман Тулеев, начинавший трудовой путь стрелочником на железной дороге: «Когда я был стрелочником, думал, что во всех моих бедах виноваты начальники. Потом я стал начальником…»