От редакции

РИА «Новости»

Дороги мэром не поправишь

Главная беда москвичей – не дороги, а корыстолюбцы

«Газета.Ru»

Главная беда москвичей – не дороги, а корыстолюбцы. Даже если вся Москва станет в затянутой смогом пробке, столичные власти не изменят своей политики выжима денег из каждого сантиметра золотой московской земли. И метод лужковского подряда, увы, сохранится и после его ухода.

Московское правительство впервые подверглось официальному порицанию со стороны Генпрокуратуры. Представление в адрес мэрии в связи с коллапсом на Ленинградке, правда, очень неспешно движется по назначению – представитель Генпрокуратуры заявил, что оно было внесено 26 июля, но и спустя более чем две недели в правительстве Москвы утверждают, что ничего такого не получали. Надо полагать, что

смелое уязвление мэрии прокуратурой стало возможным после того, как июньский транспортный коллапс заметил премьер Путин. Без столь высокой отмашки вряд ли бы в Генпрокуратуре решились на проведение этой непростой работы.

Теперь, наверно, будет скандал, в котором команда Юрия Лужкова займет привычно наступательные позиции, обвиняя всех вокруг (до определенного иерархического уровня) и, в частности, федеральных прокуроров в неразумии, конъюнктурщине, передергивании, политическом заказе и прочих грехах. Так, как сам мэр отвечает на упреки в том, что «залечивал серьезную спортивную травму» за границей, пока Москва задыхалась от смога. Пусть упреки и высказываются на самом верху. Кремль: «Хорошо, что Юрий Михайлович вернулся и приступил к исполнению своих обязанностей. Но, конечно же, это надо было сделать раньше». Ответ готов заранее. Лужков: «Выводы нужно сделать и руководству Московской области по исключению подобных ситуаций с торфом. Думаю, здесь не только природные аномалии, а примитивная безответственность хозяйственников». Разумеется, других, отличных от самого Лужкова, хозяйственников.

По ходу этих скандалов желающие отметят симптомы скорой смены городской власти. Но вот чего не удастся отметить – так это исправления ситуации. Конкретно на Ленинградке, по общему мнению, она вновь обострится до предела уже в сентябре, с возрождением обычной автомобильной активности. И весь остальной мегаполис никакие представления Генпрокуратуры, да даже и штрафы, и увольнения уже не спасут. Потому что

транспортный коллапс в Москве – это результат активной градостроительной политики, ведшейся много лет и ведущейся на сегодняшний момент. У этой политики есть одна чрезвычайно неприятная черта – ее нельзя просто взять и изменить. Ландшафт уже создан, и после ухода его архитекторов он останется с нами во всей красе.

Как в свое время выразился ведущий специалист по городскому транспорту Михаил Блинкин, основной принцип лужковской политики – «максимизация съема доходов с 1 га городской территории» — «хорош в аграрном бизнесе, но вряд ли применим в урбанистике». Впрочем, как оказалось, не просто применим, а и неотменим. Как теперь, после стольких усилий московского стройкомплекса, исправлять ситуацию, в которой в столице улицы и дороги занимают менее 9% территории – по сравнению с четвертью в больших европейских городах? Массовым сносом, что ли? Никто не знает.

Что делать с мегамоллами по обочинам ключевых магистралей, с крупными торговыми центрами практически в центре города? Снабжение жителей уже в достаточной степени сконцентрировано в этих центрах, чтобы закрытие «Ашанов», к примеру, серьезно усложнило существование тысяч горожан. А их работа превращает в пытку передвижение по улицам. Практически все они были построены неразумно, многомесячные согласования с городскими властями шли вовсе не о том, чтобы их открытие не усугубляло транспортную обстановку, – а о чем, догадайтесь сами. И новое строительство – например, на тесной площади Павелецкого вокзала, где откроется, по заявлению строителей, «крупнейший в Европе подземный торгово-развлекательный центр», — если что и остановит, то вовсе не урбанисты и даже не новый городской голова, а новый виток кризиса.

По-видимому, в ближайшие годы ничего радикального сделать бы не удалось, даже если бы к управлению городским хозяйством пришли исключительно бескорыстные специалисты-урбанисты.

Но и этого ожидать не стоит – вопрос о смене столичной власти носит совершенно политический характер, и его решение в самую последнюю очередь будет основано на текущих городских нуждах. Тем более что ожидать быстрого исправления состояния дел, а значит, и политических дивидендов, невозможно.

В таких условиях, может быть, было бы даже правильно оставить (если угодно, насильственно) в мэрах Лужкова – дальше навредить он уже будет не в силах, а свою долю ненависти со стороны подведомственных ему жителей Москвы он заслужил многолетним усердным трудом. Можно было бы хотя бы этим насладиться.