От редакции

РИА «Новости»

Бодание равноприближенных

Конфликт Олега Дерипаски и Владимира Потанина — первое за минувшие годы столкновение провластных олигархов

«Газета.Ru»

Конфликт вокруг «Норникеля» между Олегом Дерипаской и Владимиром Потаниным — первое за минувшие годы столкновение провластных олигархов. Вмешательство власти с целью поддержки любой из сторон могло бы нарушить негласный баланс сил внутри российской олигархической обоймы, сложившейся после дела ЮКОСа.

«Русал» подал во вторник исковое заявление на «Интеррос» в Лондонский международный арбитражный суд. Как указывается в сообщении «Русала», спор касается соглашения о сотрудничестве, заключенного 25 ноября 2008 года в отношении управления ОАО ГМК «Норильский никель». Документ, согласно заявлению «Русала», предусматривает в том числе обязанность сторон по проведению в совет директоров ГМК максимально большого числа своих представителей в равном количестве от каждой стороны. По версии «Русала», соглашение также предусматривает обязанность «Русала» и «Интерроса» обеспечить избрание в совет Александра Волошина и выбор его на пост председателя совета директоров «Норникеля». Таким образом,

корпоративный конфликт вышел на международную арену, хотя у власти формально были все возможности решить проблему одним щелчком указательного пальца любого из двух тандемократов.

Тем не менее власть допустила интернационализацию этого конфликта. Единственная реплика власти по поводу спора двух «системообразующих» российских олигархов, предприятия которых (особенно Олега Дерипаски) государство вынуждено было экстренно спасать от банкротства в разгар кризиса госденьгами, принадлежит Дмитрию Медведеву. В Сочи, отвечая на вопрос журналистов, он заявил, что государство не будет вмешиваться в конфликт, выступает против национализации «Норильского никеля» и надеется на достижение договоренности между конфликтующими сторонами.

Собственно, озвученный президентом отказ от плана национализации «Норникеля» служит дополнительным сигналом договариваться для враждующих сторон.

Это первый крупный корпоративный конфликт посткризисной эпохи в России, причем не за долги, как у Альфа-банка с «АвтоВАЗом», а за активы. До сих пор в путинскую эпоху в России происходили только конфликты в интересах близких друзей власти против ее «врагов» (так «Роснефть» Игоря Сечина разгромила и отняла у Михаила Ходорковского ЮКОС) или за контроль государствообразующих компаний над приглянувшимися им чужими активами (конфликт «Газпрома» с ТНК-ВР за Ковыктинское месторождение, которое в ближайшие годы газовая монополия не будет осваивать, ибо газ с него элементарно некому продавать).

После ареста Ходорковского никто из «олигархической обоймы» не выбывал, просто считалось, что одни олигархи совсем близки к власти, а другие от нее формально чуть дальше при одинаково полной лояльности. Дерипаска и Потанин, между которыми идет нынешний конфликт, считаются абсолютными людьми режима. Вмешиваться в их конфликт у власти нет резона по крайней мере по трем причинам.

Во-первых, бодания «Русала» с «Интерросом» пока никоим образом не затрагивают сам «Норильский никель»: предприятие работает, его финансовые показатели не внушают опасения. Норильску не угрожает судьба Тольятти, который бы просто оказался на грани вымирания в случае окончательного краха «АвтоВАЗа».

Во-вторых, оба олигарха являются ключевыми инвесторами объектов олимпийского Сочи. И публично отжимать одного из них из бизнеса может оказаться накладно для самой власти — нового стратегического инвестора на их объекты быстро не найдешь, а времени на поиски уже не остается: Олимпиада слишком скоро.

В-третьих, взять чью-нибудь сторону в этом конфликте для власти означало бы нарушить негласный, но достаточно прочный баланс сил в отношениях с крупным бизнесом.

Второе «дело Ходорковского» до сих пор не возникло именно потому, что, в отличие от начала 2000 годов, когда олигархи еще могли вести собственную игру, теперь они давно уже стали частью игры Путина и его ближайших друзей, за годы его правления также превратившихся в крупнейших олигархов.

Прямые и косвенные разборки между частями этого конгломерата высших чиновников и олигархов, разумеется, идут постоянно, но пока в них еще ни разу не было однозначного и публичного победителя. Достаточно напомнить, что в свое время лично Владимир Путин, будучи президентом, в эфире главных российских телеканалов заявлял, что «Газпром» поглотит «Роснефть». Однако этого не случилось — и при любой конфигурации действующей власти не случится. Потому что в таком случае режим стал бы прямо заниматься самопожиранием.

Тем не менее в случае с конфликтом вокруг «Норильского никеля» вмешательство государства все еще возможно. Только скорее всего, по неписаным правилам российского корпоративистского государства, это будет не отжим одного олигарха в пользу другого, а принуждение к миру (как в случае с Пикалево) или равноудаление обоих фигурантов от никелевого бизнеса, если государство решит создать соответствующую госкомпанию.