От редакции

РИА «Новости»

Исключение как правило

Дело ЮКОСа продолжает служить надежным индикатором реальной власти Дмитрия Медведева

«Газета.Ru»

Второе продление ареста Ходорковскому и Лебедеву с момента вступления в силу президентских поправок окончательно свидетельствует о том, что «гуманизация по Медведеву» не работает.

Хамовнический суд Москвы предсказуемо продлил на три месяца – до 17 ноября – срок содержания в СИЗО в рамках второго уголовного дела бывшему главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и экс-руководителю МФО МЕНАТЕП Платону Лебедеву. Таким образом, суд удовлетворил ходатайство представителей прокуратуры. Адвокаты Ходорковского и Лебедева просили освободить из-под стражи своих подзащитных в связи с поправками в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, которые ограничивают предварительное заключение для обвиняемых в преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности. Эти

поправки были инициированы лично президентом России Дмитрием Медведевым и считались едва ли не самым либеральным и разумным его шагом в юридической сфере за все время правления. Поправки вступили в действие в апреле нынешнего года. Четыре месяца — достаточный срок, чтобы убедиться в том, как они действуют.

В мае нынешнего года, когда судья Данилкин также продлевал содержание в СИЗО, поправки уже действовали. Тогда Михаил Ходорковский обратился к главе Верховного суда Вячеславу Лебедеву с обращением, чтобы Дмитрий Медведев «точно знал, как применяется или, точнее, саботируется... принятый всего месяц назад по его инициативе закон», и объявил голодовку. Бывший глава ЮКОСа голодал сутки — он обещал голодать до тех пор, пока не получит «подтверждения, что Медведев получил... исчерпывающую информацию о создаваемой «правонеприменительной» практике в отношении ст. 108 УПК РФ». Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова сообщила тогда «Газете.Ru», что президент знаком с содержанием письма Ходорковского в адрес председателя ВС.

Второе продление ареста Ходорковскому и Лебедеву с момента вступления в силу президентских поправок окончательно свидетельствует о том, что «гуманизация по Медведеву» не работает. Президенту и без того трудно было приписывать последовательный курс на либерализацию законодательства — он публично признал, что являлся инициатором закона, расширившего и без того фактически безграничные полномочия ФСБ. Да и новый «Закон о полиции» вызывает большие сомнения относительно соблюдения прав граждан, особенно в той части, которая дает «презумпцию невиновности» любым действиям сотрудников милиции-полиции.

Теперь же становится еще более очевидным, что президент не может или не хочет добиться исполнения закона, который сам инициировал. А закон, который исполняется с исключениями, — уже не закон.

Сейчас просто неприлично говорить о том, что «судьи не разобрались» с новыми нормами (когда речь идет об ужесточении наказаний, судьи и следователи у нас разбираются моментально), или про саботаж.

Это уже просто прямое и сознательное игнорирование судом президента и его закона.

Более того, если считать случай Ходорковского — Лебедева исключением из правил, это еще более дискредитирует главу государства. Тем более что президент, периодически распекающий подчиненных за неисполнение его поручений (за исключением премьера Путина, разумеется) и изредка увольняющий второстепенных чиновников (от руководства Военно-морского флота до начальника Мослесхоза), почему-то хранит молчание по поводу очевидного, вопиющего неисполнения одного из ключевых законов, подготовленных по его личной инициативе. Сразу возникают опасения по поводу реальных возможностей главы государства влиять на ситуацию в стране, поскольку дело ЮКОСа давно уже стало одним из элементов, определяющих базовые характеристики политического режима.

Продление ареста Ходорковскому и Лебедеву свидетельствует о том, что президентский закон стране не писан, а границы власти главы государства четко очерчены флажками, заходить за которые он либо боится, либо не хочет. На одном из этих флажков надписи «Ходорковский и Лебедев».

В результате президент упускает исторический шанс вывести власть с минимальной потерей лица из получившего наибольший международный резонанс и едва ли не самого одиозного уголовного дела путинской эпохи. А его гуманистические и разумные поправки в уголовное законодательство открыто игнорируются судебной системой.