От редакции

ИТАР-ТАСС

Полиция не обсуждается

Важное дело — реформа МВД — превращается в разменную монетку в манипулировании общественным мнением

«Газета.Ru»

На реальную милицейскую реформу вряд ли можно рассчитывать. Большинство граждан ничего не знают про законопроект о полиции. А те, кто в курсе, в основной массе считают бессмысленным что-то обсуждать.

Исследование реакции населения на дискуссию вокруг законопроекта о полиции, которое провел фонд «Общественное мнение», показало, что большинство опрошенных не верят в возможность улучшить его избранным правительством путем. Их не увлекает ни «инновационное» обсуждение через сеть, ни сама оказия поучаствовать в законотворчестве. Возможно, это отражает и скепсис по отношению к действенности законов вообще.

Опрос показал относительно неплохой уровень осведомленности граждан. Неплохой — потому что каждый пятый знает об этой инициативе, а относительно — потому что сама проблема касается буквально каждого и, более того, затрагивает сами основы нашего государства. Затрагивает во всех случаях: если это выльется в настоящую реформу МВД, то во много раз улучшит состояние России. А если дело окажется симуляцией, отвлекающим маневром, то дискредитирует саму идею и лишит нас всяких оснований чего-то ожидать от нынешней власти. Так что, если всерьез, каждого пятого мало.

Тем более, мало тех, кто рассчитывает на эффективность публичного обсуждения законопроекта. То есть, опять же, их относительно много — почти четверть опрошенных, но вдвое больше тех, кто считает, что это обсуждение никак не поможет его усовершенствованию. Право, скорее, большинство.

Форма всенародного обсуждения, к тому же с цензовым ограничением по доступности интернета, является слабым паллиативом демократической процедуры, хотя что ж еще остается после тщательной работы по выхолащиванию этой процедуры в андроидном парламенте?

И все-таки, хотя политическая дискуссия вокруг законопроекта невозможна, сохранялась опция кулуарной экспертной проработки этого документа, который просто просился стать ключевым в президентство Медведева. А получается нечто совсем малоприличное. Мягко говоря, несовершенный проект, не рвущий радикально с текущей, названной неприемлемой руководством страны практикой работы милиции, собирает комментарии пользователей сети, позволяющие чиновникам МВД утверждать, что «россияне согласны с планами замены милиции на полицию». Хотя, по данным ФОМ, против переименования выступает втрое больше, чем за; а президент страны проводит совещания в разных уголках России — то в Йошкар-Оле, то в Пятигорске — на тему реорганизации с местными УВД. Интересно, обещая «взять на карандаш» «ряд конкретных предложений сотрудников милиции», Медведев всерьез собирается учитывать пожелания реорганизуемых? Вряд ли они так уж заинтересованы в том, чтобы резко изменить характер своей службы. Детсадовщина какая-то.

Источники в Кремле вообще говорят о том, что ускорение законопроекта, вброс его в текущую повестку был вызван летними пожарами. Отвлечь население от панических слухов, от критики действий властей в условиях стихийного бедствия — стандартный ход мысли политтехнолога. Но политтехнолог у руля государственной машины — это беда.

Да и отвлечь народ особо не получилось: по опросу того же ФОМ, законопроект как важное событие отметили 2% граждан, а пожары — 62%.

И важное дело превратилось в разменную монетку в манипулировании общественным мнением.

К сожалению, совершенно естественным выглядит нежелание подавляющего большинства граждан (67% против 21%) даже обсуждать закон о полиции. Не рациональным выбором, потому что рационально было бы даже в этих неблагоприятных условиях сделать все возможное, чтобы улучшить нашу милицию, а именно естественным неверием в то, что от тебя что-то зависит и тогда, когда власть на словах приглашает поучаствовать в принятии решений. Надо признать, что это умно с точки зрения нашей обыденности. Конечно, иногда глупость лучше ума, и готовые биться лбом об стену должны вызывать уважение. Но дело их, похоже, безнадежно.